Интернет-журнал о бизнесе
Интернет-журнал Про бизнес

Великие предприниматели

Амар Боуз

Почти полвека американский предприниматель-меломан и бывший профессор Массачусетского технологического института Амар Боуз боролся за чистоту звука. И сегодня домашние аудиосистемы, производимые на пяти фабриках частной компании «Bose Corporation», по объемам продаж уступают только продукции такого гиганта, как корпорация «Sony».

 Десяток с лишним ведущих автомобильных компаний, включая «Porsche» и «Audi», выбрали акустические системы «Bose» для установки в салонах машин класса «люкс». А профессиональной аппаратурой «Bose» оснащены олимпийские стадионы, бродвейские театры и знаменитая Сикстинская капелла в Ватикане. Но это еще не все - продукция семейного предприятия Амара Боуза достигла в буквальном смысле космических высот – его системы шумоподавления установлены на американских космических челноках «Atlantis» и «Endeavour».

Амар БоузБудущий «султан звука», как прозвали Амара Гопала Боуза журналисты, родился 2 ноября 1929 года в Филадельфии. Его отец в молодости был индийским революционером, боровшимся с английскими колонизаторами в родной Калькутте, и даже отсидел там в тюрьме за свою политическую деятельность. Бежав от преследований в Америку в начале 1920-х, Нони Гопал Босу сменил фамилию на более «англоязычную» Боуз, женился на американке и к моменту рождения сына владел небольшой фирмой, торговавшей импортными товарами.

Сына индийский диссидент воспитал соответственно – в духе постоянной борьбы с «силами реакции». Неслучайно стены штаб-квартиры «Bose Corporation» в Фрэмингеме (штат Массачусетс) сегодня украшает выгравированная цитата бельгийского драматурга и Нобелевского лауреата Мориса Метерлинка: «На любом перекрестке дорог, ведущих в будущее, духу прогресса всегда противостоят тысячи людей, защищающих прошлое».

Амар Боуз позже вспоминал, что превращению его в «революционера» (в широком смысле) во многом способствовала Америка 1920-х годов – весьма далекая от нынешней политкорректности: «Расовые предрассудки преследовали нас на каждом шагу. В те времена смешанной супружеской паре – моя мать была белой, а отец «цветным» – могли запросто отказать в обслуживании в ресторане. Я неоднократно с этим сталкивался – мы сидим за столиком, а официанты проходят мимо нас, демонстративно не замечая».

Впрочем, революционный дух молодой Боуз проявил не в политике, как его отец, а в технике. Он увлекся электроникой в 13 лет: «Я тогда вдруг осознал, что могу починить любой электроприбор. Это было поразительное ощущение!». В годы Второй мировой войны, практически разрушившей бизнес Боуза-старшего, его смышленый сын вместе с одноклассниками ремонтировал за деньги игрушечные железные дороги сверстников и радиоприемники их родителей, таким образом материально поддерживая маму и папу. А «для души» паренек смастерил из старой масляной горелки кустарный телевизор – хотя в те годы по нему и смотреть-то было особо нечего. Но от соседей, желавших поглазеть на техническую диковину, все равно не было отбоя.

После окончания войны Амар Боуз органично перешел со сборки ламповых приемников на новомодные транзисторные. Словом, при поступлении в легендарный Массачусетский технологический институт (MIT) он выгодно отличался от прочих абитуриентов практическим опытом работы с электронными приборами. После окончания MIT с дип-ломом инженера-электронщика Боуз год стажировался в лаборатории «Philips» в Эйндховене (Нидерланды), а также на историчес-кой родине, в Нью-Дели (где встретил свою будущую жену, с которой ныне находится в разводе). Затем молодой специалист защитил диссертацию по теории нелинейных систем в MIT и там же получил профессорскую ставку.

Главной сферой его научных интересов стала акустика, а первым серьезным изобретением – стереосистема, обеспечивавшая в домашних условиях звук, неотличимый от того, что слышит зритель в концертном зале. Дело в том, что с детства Амар Боуз был страстным меломаном – с семи лет учился играть на скрипке, а в студенческие годы не пропускал ни одного концерта знаменитого Бостонского симфонического оркестра. Зато тогдашняя hi-fi-аппаратура Боуза совсем не удовлетворяла: «Я обожал музыку, и в 1956 году, участь в аспирантуре в MIT, купил лучшую стереосистему, которую тогда можно было отыскать в магазинах. Но после первых пяти минут прослушивания выключил ее в полном разочаровании – звук был совсем не тот, что в концертном зале».

Главной проблемой было то, что в зале человек воспринимает богатую звуковую палитру, лишь на 11% обеспеченную прямыми звуковыми волнами, идущими непосредственно со сцены. Остальные 89% добавляют звуковые волны, отраженные от потолка и стен – именно эту существенную добавку безнадежно теряли при воспроизведении даже лучшие тогдашние стереосистемы. Молодой сотрудник MIT Амар Боуз решил исправить ситуацию, выступив за чистоту звуковых рядов.
Поиски адекватного звучания заняли долгих восемь лет, по истечении которых Боуз уже обладал рядом патентов и собственных теоретических разработок по новой дисциплине, изучающей проблемы восприятия звука – психоакустике. К тому времени он созрел и до создания собственной фирмы. Тем более MIT славился тем, что раньше других американских университетов начал поощрять сотрудников на занятия бизнесом без отрыва от преподавательской работы. Частная «Bose Corporation» была создана в 1964 году – в основном на заемные деньги. «Бизнес-ангела» Амар Боуз нашел в лице своего научного руководителя – профессора Ли, который настолько поверил в дело ученика, что вложил в него всю свою пожизненную страховку. Интуиция не подвела профессора – уже спустя четыре года стереоколонки «Bose 901» с использованием технологии «Direct/Reflection», разработанной и запатентованной главой фирмы, произвели сенсацию на рынке «дорогой» аудиотехники.

Эта технология позволяла смоделировать оптимальный баланс прямого и отраженного звуков, обеспечивая в домашних условиях «живой» звук – совсем как в концертном зале. Для получения идеального звучания команда Боуза за несколько лет провела сотни экспериментов в зале Бостонского симфонического оркестра, со скрупулезной точностью высчитывая углы, под которыми музыка «вливается» в уши слушателя, а затем анализировала полученные данные в университетской лаборатории. Результат превзошел все ожидания – модель «Bose 901» успешно продается до сих пор, что стало своего рода рекордом на таком динамичном и подверженном веяниям моды рынке, как домашняя аудиоаппаратура.

Другим направлением «Bose Corporation» стала разработка автомобильных стереосистем, также требующих учета психоакустических особенностей. В результате на рынке появились уникальные системы, разработанные с учетом особенностей конкретного автомобиля, что в корне отличалось от других предложений на рынке.

В середине 1980-х очередной фурор произвела акустическая система «Bose Acoustimass 5», на протяжении десятилетий не имевшая себе равных. Система состояла из сабвуфера (акустической колонки для воспроизведения сверхнизких частот) со встроенными кроссоверами (разделительными фильтрами) и двух колонок прямого/отраженного звука – каждая размером с теннисный мячик. «Bose Acoustimass 5» обладала невероятным для своего времени качеством звучания и стала родоначальницей целой линейки так называемой «пассивной акустики».

Шли годы, каждый из которых знаменовался для фирмы несколькими крупными открытиями. Что характерно, сразу же после патентирования разработки, ее тут же пускали в серийное производство - ассортимент продукции компании неуклонно рос.

Счастливым билетом компании стали летние Олимпийские игры в Афинах в 2004 году, когда профессиональное крыло «Bose» стало поставщиком звука столь глобального мероприятия, создав звуковые решения для 10 различных спортивных сооружений, включая главную Олимпийскую арену, место, где проводились церемонии открытия и закрытия Олимпийских игр. С этого времени за компанией закрепилось звание безусловного лидера в области звуковых решений.

Сегодня, как и сорок лет назад, главный упор «Bose Corporation» делает на высокие технологии. Все эти годы тон развитию фирмы в стремлении к технологическому совершенству и инновациям задавал сам Амар Боуз – автор многих патентов, лежащих в основе тех продуктов, которые разрабатывала и разрабатывает корпорация. Глава компании является и главным стражем ее производственных секретов, многие из которых тщательно скрыты даже от сотрудников «Bose Corporation». Так, перед выводом на рынок новых автомобильных систем шумоподавления в суть готовящегося технологического прорыва были посвящены лишь сто человек из тогдашних 8 тысяч сотрудников.

Бывший университетский профессор (Боуз покинул MIT в 2005 году) и сегодня по-прежнему одержим новыми технологиями и не скрывает этого: «Как только речь заходит о новых исследованиях, я испытываю такое же возбуждение, что и полвека назад». Глава компании постоянно подчеркивает, что вся ее прибыль реинвестируется в развитие, и на одни только исследовательские разработки «Bose Corporation» ежегодно тратит 100 млн $.

Любопытно, что в 1991 году «акус-тическая» фирма занималась и таким далеким от акустики делом, как холодный термоядерный синтез. Правда, положительного результата в те времена специалистам «Bose Corporation» получить не удалось. Но Амар Боуз не унывает, напоминая о великой игре, изобретенной на его исторической родине: «Еще никто не выигрывал шахматной партии, делая одни только безупречные ходы. Движение вперед иногда требует предварительных тактических отступлений и маневров».

Бессменный глава «Bose Corporation» по-прежнему занимает посты председателя правления и технического директора  в ней и является главным акционером семейного предприятия. По некоторым сведениям, Амару Боузу принадлежат 60% акций, что гарантирует ему полный контроль над компанией. В свободное от работы время он увлекается бадминтоном, по несколько раз в год летая на Гавайи, чтобы принять участие в тамошних турнирах. Во всем остальном, по свидетельству коллег Боуза и журналистов, бравших у него интервью, профессор-аудиомагнат остается в большей мере профессором, нежели магнатом. В компании уже привыкли к тому, что босс постоянно носит на пиджаке бейджик с собственным именем – чтобы каждый сотрудник был в курсе, с кем он в данный момент разговаривает. Для Амара Боуза это просто элементарная вежливость, принятая в научной среде. Деньги его интересуют лишь в той мере, в какой они позволяют довести что-то до совершенства.

Не так давно на ежегодном собрании акционеров Боуз впервые озвучил свои планы на обозримое будущее, добавив, что в его возрасте строить далеко идущие планы глупо. В частности, он собирается завещать значительные средства на создание особого исследовательского фонда своего имени: «Я надеюсь, – заявил Боуз, – что этот фонд поможет студентам и исследователям максимально реализовать свой творческий потенциал. Я передам фонду все свои акции, он будет собственностью «Bose Corporation» и ею же будет финансироваться».

В наши дни «Bose» - крупнейший производитель домашней и профессиональной акустики и электроники с полуторамиллиардным товарооборотом, 12 тысячами сотрудников в США, Европе, Канаде, Австралии, Азии и Южной Америке, шестью фабриками, 17 филиалами и сотней магазинов по всему миру. Продукция «Bose» находит применение во множестве областей - от домашних систем и акустики для сложных эксплуатационных условий (под открытым небом или на яхте) до шлемофонов военного назначения. Компания как и в былые дни не стоит на месте и создает профессиональные звуковые системы, которые используются на любых по сложности объектах, таких как стадионы, залы, церкви и храмы, магазины и рестораны.

Комментарии (0)

    Реклама

    Великие предприниматели