Интернет-журнал о бизнесе
Интернет-журнал Про бизнес

Великие предприниматели

Давид Ян

«Я сам и многие, с кем я общаюсь, принадлежат к людям так называемого шизоидного типа. Это значит, что они создают свой собственный мир. Наверное, только такие шизоиды могут всерьез заниматься искусственным интеллектом и машинным зрением».

«Я не считаю, что мы добились успеха... Мы гордимся тем, что были признаны самым профессиональным разработчиком прикладного ПО в России, но на самом деле все еще впереди».

«Главная миссия «ABBYY» - дать людям возможность понять друг друга. На каком бы языке они не разговаривали».

Как говорится, героев надо знать в лицо. Конечно, такие деятели, как Торвальдс, Гейтс, Джобс и их сотоварищи хорошо знакомы любому нашему читателю, да и вообще любому, кто причисляет себя к братии компьютерщиков. Однако финны, американцы, британцы и т. п. - это хорошо, но, к сожалению, на сегодняшний день за Россией (ближайшей нашей соседкой) числится не так много серьезных достижений на этом поприще. Однако они есть, и одним из наиболее крупных и известных игроков здесь является «ABBYY Software House». Сегодня речь пойдет о человеке, без которого «ABBYY» попросту не было бы.

Давид ЯнДавид пошел по стопам родителей. Физиком он мечтал стать с третьего класса, так что сначала физико-математическая школа в родном Ереване, а затем Москва и Московский физико-технический институт. И именно во время учебы в МТФИ, в 1989 году, при сдаче экзамена по французскому, Яна посетила мысль о том, что было бы неплохо написать программу, обучающую этому языку. Чуть позже в тот же день он подумал, что большим спросом пользовалась бы программа, обучающая английскому. А на следующий день у него возникла идея создания программы-словаря.

Перспектива показалась Давиду заманчивой, и вопрос встал только за программистом. Знакомые свели Яна с Александром Москалевым, в то время являвшимся сотрудником НИИ в Черноголовке, а в будущем ставшим одним из ведущих менеджеров и крупнейших акционеров «ABBYY». После недели раздумий Москалев согласился взяться за работу под 50% от прибыли с продаж будущего словаря. А профинансировать разработку, названную «Lingvo», вызвался Центр научно-технического творчества молодежи, вложив в предприятие 1500 рублей (очень неплохая сумма по тем временам).

Стоит отметить, что сначала о создании фирмы речи не шло. Ян тогда учился на четвертом курсе, и они с Москалевым собирались закончить программу за летние каникулы. К августу планировалось продать первые 100 копий по 100 рублей за каждую, заработать на этом 10 000 рублей (это уже были феерические по тем временам деньги), поделить их пополам и разойтись восвояси. Но вышло все по-другому. Программу удалось завершить только к январю следующего года, а начало продаж и вовсе пришлось на май. Зато первые копии разошлись по 700 рублей, а не по 100 и партнеры не только вернули вложенные деньги, но даже получили прибыль. Процесс затягивался, и было принято решение все же зарегистрировать собственную фирму. Предприятие получило имя «BIT Software».

Начиналось все скромно, первое время «BIT Software» снимали помещение в детском саду на окраине Москвы. Но курс развития компания взяла серьезный. Он определялся принципом «от листа на одном языке до листа на другом языке» - планировалось создать комплект программ, позволяющих пройти весь процесс - от сканирования и распознавания текста до его перевода и коррекции.

По подсчетам «BIT Software» к концу 90-го года их словарем пользовался каждый четвертый россиянин, у которого был компьютер, и это вселяло определенные надежды. Но кроме своего словаря «Lingvo», программ в их арсенале не было, и в комплект, получивший имя «Lingvo Systems», вошел также софт других производителей: распознаватель символов «AutoR», программа спел-чекер «Litera» и переводчик «Transaid». «Lingvo Systems» пользовался успехом и неплохо продавался, но когда «BIT» взялся за развитие и совершенствование набора, появились проблемы с остальными разработчиками. Продавать исходный код своих программ они не хотели, а к идеям «BIT Software» не прислушивалась. Это обстоятельство практически вынудило будущую «ABBYY» заняться созданием собственного корректора орфографии – «LingvoCorrector» и программы OCR (Optical Character Recognition – оптическое распознавание символов) – «FineReader». С переводчиком повезло больше, команда «ProMT» согласилась предоставить свою систему машинного перевода.

Чтобы произвести конкурентоспособный продукт, нужно было привнес-ти в разработку что-то новое. Так, «FineReader» решено было сделать независимым от шрифтов, в то время как другой софт требовал предварительной их настройки. Релиз версии 1.0 состоялся в 1993 году, это была первая русская OCR-программа под «Windows». «FineReader» понимал английский и русский языки и, в общем-то, ничем не уступал конкурирующему софту.

Учитывая, что практически все OCR-программы того времени улавливали где-то 80-90% текста, а оставшиеся 10-20% - теряли, использовать их в крупном производстве было невозможно. Но в «BIT Software» прекрасно понимали, что, создав лучший OCR, они смогут выйти с ним не только на российский, но и на мировой рынок, так как эта ниша была свободна. Не удивительно, что именно на эту разработку и были брошены все основные силы.

Вторая, уже существенно улучшенная, версия «FineReader» появляется в 1995 году. В этом же году делается первый шаг за границу - открывается представительство «BIT Software» в Киеве. А уже к 1996 году «BIT» принадлежит порядка 80% российского OCR-рынка.

Перед дальнейшим активным продвижением компании за рубеж, в 1997 году, «BIT Software» переименовывают. Дело в том, что чуть ли не у каждой второй зарубежной софт-компании в названии попадается либо слово bit, либо software, а иногда и то и другое. Новое имя «ABBYY», вопреки распространенному мнению, не является аббревиатурой. Просто Ян решил, что первой буквой названия обязательно должна быть «А», ведь она всегда идет первой в любом справочнике и списке. Затем «B» - по все тем же причинам. Для верности - два раза. А последняя буква могла быть любой, и «Y» практически взята с потолка. Но расшифровка загадочного «ABBYY» все же была найдена. Согласно «Lingvo 12», это «произносится как «аби» и буквально означает «ясный глаз» с языков сино-тибетского семейства.

Покорение западного рынка началось с демонстраций продуктов на крупнейших мировых выставках, распространения бесплатных версий с журналами и партнерства с немецкой компанией «Mircom», которая уже в 1997 году согласилась представлять «ABBYY» в Германии, Швейцарии и Австрии. И в том же 1997-м был найден партнер в США, им стал президент компании «NewSoft» Дин Тэн.

Но к тому моменту Давид уже был одержим новой идеей. Так вышло, что Ян попал в больницу и, оказавшись там, изрядно заскучал. И ему, как водится, пришла в голову мысль, что было бы здорово, если бы существовало устройство, позволяющее общаться с владельцами таких же штуковин. Без всяких там телефонов, сетей, модемов и прочего. Общаться напрямую. Выписавшись из больницы, Давид принялся изучать рынок мобильных девайсов, готовить техническую основу, искать инвестиции (сначала просто выкладывая деньги из собственного кармана). Словом, идея поглотила его с головой.

Рабочее название чудо-машинки (точнее, самой технологии) – «Cybertalk», но миру она известна уже как «Cybiko». «Cybiko» отличался от мобильных и КПК тем, что сочетал в себе сразу ряд преимуществ этих технологий. И он был ориентирован на молодежь. Цена в пределах $100, яркий, оригинальный дизайн с миниатюрной qwerty-клавиатурой и главная фишка - машинки автоматически находили себе подобных в радиусе ~100 метров и устанавливали связь по радиоканалу при помощи технологии шумоподобной связи. По сути «Cybiko» образовали динамическую беспроводную сеть. То есть если между двумя устройствами было слишком большое расстояние, но где-то посередине находился еще один «Cybiko», он использовался в качестве ретранслятора. Внутри сети можно было чатиться, обмениваться сообщениями, играть в игрушки. Прибавим сюда функции обычного КПК, такие как органайзер, планировщик, телефонную и адресную книги, графические и текстовые редакторы, плюс возможность подключения к компьютеру и функции игровой консоли. В итоге получается вещь, не имеющая аналогов.
К 1999 году чудо-машинки требовали все больше времени и сил, поэтому Давид оставил «ABBYY», чтобы пол-ностью посвятить себя им. Он встречался с представителями десятков ведущих компаний США, Японии и других стран. Среди них были такие громкие имена, как «Palm», «Sony», «Samsung». Однако никто не желал связываться с российской фирмой, предлагавшей что-то непонятное. В итоге, пришлось открывать маркетинговый офис в США самим (юридически «Cybiko» была американской фирмой). И так как зат-раты возросли, к проекту привлекли новых инвесторов, среди которых были «Тройка-Диалог» и огромный медиа-холдинг AOL (America On-line).

Ничто не предвещало беды. В начале 2000-х в США все уже было готово: рекламные ролики на крупнейших телеканалах, команда программистов в Москве, готовая выкладывать новые игры и интересности для «Cybiko» каждый день. И в мае 2000 года начались продажи. По задумке Яна, к концу года они должны были насчитывать около полутора миллионов штук. Однако, практически сразу все пошло не так. «Cybiko» хотя и поступили в магазины, особым спросом не пользовались, и продажи практически сразу стали отставать от запланированных цифр: вместо полутора миллионов - 250 тысяч.

Печальная развязка наступила в апреле 2002 года, когда Ян покинул пост генерального директора компании. Это был самый громкий провал российского IT-проекта за рубежом.
В 2005 году Ян возвращается в «ABBYY», где работает и по сей день. За это время первое его детище успело заметно разрастись и окрепнуть. Был открыт офис «ABBYY Europe», возглавляет который бывший директор «Mitcom» Юп Стопити. Появились представительства во многих странах, включая Великобританию и Японию. Продолжают появляться как последние версии уже известных нам программ, так и новый софт. Например, «PDF Transformer» - для распознавания PDF-файлов, «FormReader» - система распознавания форм с четко зафиксированными полями ввода и т. д.
И уже который год в недрах компании ведется работа над технологией NLC (Natural Language Compiler), которая сама по себе заслуживает отдельного обзора. Очень коротко - эта технология позволит обрабатывать речевые данные. Притом без настройки на конкретный голос и без присущих текущему софту такого рода ошибок. По словам Давида, аналогов этой технологии не существует и вряд ли они будут к тому времени, когда NLC увидит свет.

К тому же «ABBYY» всерьез нацелена на рынок мобильных девайсов. А это весьма широкое поле деятельности. Плюс ко всему, «ABBYY» положила свой «ясный глаз» на азиатские страны, считая эту ветвь развития очень перспективной и называя китайский языком будущего.

Вне IT-бизнеса Ян известен как создатель небезызвестного FAQ-кафе в центре Москвы. Это специфическое заведение, задуманное как большая квартира с четырьмя комнатами - гостиной, библиотекой, спальней и детской. Официанты и бармены здесь друзья некого вымышленного хозяина квартиры. FAQ-кафе Давид задумывал как место для встреч и общения творческих людей, в атмосфере вечеринки у друзей дома. Заведение открылось в 2004 году, и в нем проявилась давняя склонность Яна к авангардному околотеатральному искусству, перформансам и, собственно, творчеству. К этому он тяготел еще со студенческих лет, участвовал в ряде постановок и несколько перформансов организовывал сам.

Участвует Ян и в различных благотворительных проектах, в основном ориентированных на детское творчество и образование. В частности, он приложил руку к возрождению ереванской физико-математической школы, которую сам окончил в детстве.

Прямое отношение он имеет и к сайту www.fmob.ru. Интересно, что именно этот ресурс организовывал самые крупные русские флешмобы. А все благодаря тому, что Давид заинтересовался этим явлением и так называемым «феноменом умной толпы».

Короткое интервью Давида Яна о начале компании ABBYY:

Комментарии (0)

    Реклама

    Великие предприниматели