Введите свой e-mail

Мы пришлём вам ссылку для входа на сайт

  • Вход

    Введите свой e-mail

    Мы пришлём вам ссылку для входа на сайт

Великие предприниматели

Джанни Версаче

Завистники обвиняли его в излишней откровенности платьев, которые он как будто бы шил для девиц легкого поведения. Но дамы того времени как раз за это и любили его. Экстравагантность моделей Версаче ловила восхищенные взгляды тысяч женщин, которым приходилось надевать на показы кутюрье солнечные очки, дабы не ослепнуть от блеска каждой новой коллекции. Возможно, любовь поклонников и убила его...

Его смерть остается загадкой для историков до сих пор. А вот, что уж доподлинно известно, так это то, что он был величайшим кутюрье своего времени и создал империю, успешно конкурирующую с десятками мировых домов моды до сих пор.

«Думаю, что своим мастерством и профессионализмом я обязан матери».

Gianni VersaceДжанни родился в далеком 1946 году в одной из костюмерных маленького провинциального итальянского городка Реджо-ди-Калабрия. «Вокруг меня были платья, платья, платья», - говорил он, вспоминая о первых детских годах, проведенных рядом с матерью, профессиональной портнихой. Отношения, однако, между ними складывались не самым лучшим образом. «Франческа вообще была к нему безразлична, отдавая предпочтение Санто, второму сыну», - вспоминают соседи семьи Версаче. Джанни досталась незавидная роль маленького изгоя: среди множества людей он рос абсолютно одиноким, дико страдая от отчужденности единственной близкой ему женщины. Но именно поэтому, обделенный материнской нежностью, маленький Джанни не отходил от нее ни на шаг (приходя со школы, мальчик все свободное время проводил в ателье), следил за каждым ее шагом и мечтал оказаться на месте любой из закройщиц…

«На них она хотя бы смотрела, - вспоминал он, - я не был ее любимчиком. Скорее подушечкой, в которую она частенько втыкала иголки-упреки». Версаче выбирал самое, на его взгляд, лучшее место в семейном ателье и часами мог оставаться недвижим, наблюдая за работой, которая кипела вокруг него. Однажды вернувшись в магазин после уроков, он увидел, как мать снимала мерки с клиентки — прекрасной молодой женщины в кружевном нижнем белье. Франческа уже второй час оборачивала ее тело в черный бархат, подкалывала булавками складки, тщательнейшим образом учитывая каждую мелочь… Ребенок стоял чуть поодаль, перед его восхищенным взором полуобнаженное тело незнакомки облачалось в изумительный наряд, умело подчеркивающий природные достоинства и сглаживающий недостатки. Этот момент он запомнил на всю жизнь: «Эскизы были для меня как шпаргалка - так, для памяти. Благодаря матери я понял, насколько важно работать непосредственно с телом, чтобы видеть и чувствовать, как ложится ткань, как она взаимодействует с линиями женского тела».

Каждый божий день Франческа и Джанни просыпались около семи тридцати утра, завтракали и отправлялись на работу. Утренняя дорога пролегала мимо небольшого борделя, который находился по соседству с их ателье. Зрелище для восприимчивой детской психики, надо сказать, малоприятное! А потому, подходя к вертепу разврата, мать внушительным для женщины кулаком прямо давала понять - не смотреть в сторону дома «взрослых наслаждений». И мальчик покорно отворачивался.

Когда Джанни исполнилось 9 лет, директор школы большим росчерком пера в дневнике вызвал Франческу по поводу возмутительнейшего поведения Джанни: «Вам стоит больше времени уделять воспитанию своего сына. У вас растет настоящий сексуальный маньяк!». И в качестве «вещественных доказательств» предъявил отобранные у Джанни рисунки. Это были эскизы. Нарисованные еще робкой, совсем неумелой рукой - пышнотелые силуэты Джины Лоллобриджиды и Софи Лорен в милейших вечерних нарядах, сотворенных мальчиком специально для их соблазнительных форм.

Но вопреки беспокойству директора школы Джанни вовсе не интересовался сексуальными тайнами взрослого мира. Он воспринимал женские силуэты как моделей, которых ему хотелось «обнять» сказочными нарядами.

«Невероятно, как один телефонный звонок, один визит, могут изменить жизнь».

Шло время. Джанни продолжал рисовать… Поступил на факультет архитектуры. Скорее всего, он закончил бы свою жизнь в какой-нибудь уютной каморке, проектируя очередную итальянскую забегаловку. Но вмешалась Франческа. Впервые и столь кардинально! Она заставила сына стать ее полноправным помощником в ателье. Сын не сказал ни слова. В 18 лет бросил учебу и с головой окунулся в создание одежды.

Активно работая «в четыре руки» с матерью, он не забывал быть в курсе модных веяний, посещая показы в Париже, Лондоне, Флоренции, Риме. И не уставал творить, что в скором времени принесло плоды: о виртуозном таланте молодого Версаче прослышал некий состоятельный миланский бизнесмен. Погожим днем 1970 года он появился в ателье, с порога предложив Джанни поработать. Портной, ни минуты не колеблясь, купил билет и в тот же вечер вылетел в Милан. «Едва оказавшись в Милане, - вспоминает Версаче, - я понял, что мне представился шанс проявить себя. И я стал работать».

Он спешил жить. Версаче отчетливо понимал, что выход у него один-единственный: брать себя за шиворот и вкалывать. Вкалывать в Милане, где возможностей проявить себя было, скажем так, немало: он представлял себе картину собственной будущей империи - неограниченная власть и авторитет, деньги и влиятельность.

Энцо Никозиа, владелец «Florentine Flowers» из Лукки, вызвал Джанни как «скорую помощь» для создания своей новой коллекции. Покупатель становился все более требовательным. Его отныне интересовало громкое имя, мощный бренд создателя - как гарантия качества. Этаким своеобразным знаком качества и стал молодой итальянец. О его «пробе пера» ходили слухи! Одна из первых коллекций была сметена за считаные дни. Версаче превратился в «странствующего кутюрье». Фабрики буквально разрывали его на части, заваливая выгодными предложениями. Проводя бессонные ночи перед эскизами, Джанни все чаще и чаще приходилось бороться с мечтами о собственной независимости. О собственном успешном бизнесе. Однако финансовая сторона дел обстояла не столь безукоризненно, как творческая.

Однажды с дружественным визитом от Франчески на пороге его скромного жилища появился брат. Они сидели в небольшой гостиной и, попивая легкие напитки, сплетничали об удачных и не очень делах друг друга. Санто делился своими впечатляющими успехами финансиста, Джанни - мыслями о возможной и столь желаемой профессиональной независимости. Прикончив очередной бокал мартини с соком, Санто достал из внутреннего кармана спортивного пиджака блокнот для записей и принялся что-то воодушевленно писать. Не отрываясь от бумаги, он что-то подсчитывал и пересчитывал с дотошностью, унаследованной от матери. Утром брат уехал. Но прошло около трех месяцев, и Санто вернулся. С деньгами. В 1976 году он окончательно переехал в Милан, и братья создали марку «Gianni Versace», подключив к делу и сестру Донателлу.

«Gianni Versace» в Милане.

ВерсачеЗдесь и сейчас. Абсолютная экстравагантность». журнал «Harper’s Bazaar», 1977 г. Эра Версаче началась в июле 1977 года. Модельер прекрасно умел улавливать настроение времени - его роскошный стиль как нельзя лучше соответствовал звездным восьмидесятым. Мастер провоцировал публику, у него все было «слишком» - слишком смело или слишком ярко. Он предлагал одежду, филигранно подчеркивающую естественные формы красивого тела. Балансируя на грани кича, Джанни Версаче сумел адаптировать экстремальный молодежный стиль для любящей роскошь состоятельной и капризной клиентуры. Сдержанные лондонцы долгое время не принимали дизайнера, считая его вульгарным - чересчур короткие и узкие юбки, чересчур глубокие вырезы, чересчур высокие каблуки. Армани, обвинивший Джанни в стремлении превратить высокую моду в порнографическое шоу, был, к слову, не так уж и далек от истины - Версаче сам не раз признавал, что источником вдохновения ему зачастую служили детские воспоминания о девицах легкого поведения родного городка! Дебют женской коллекции состоялся в марте 1978 года. Это был абсолютный успех. А за кулисами между богинями-манекенщицами метался сам кутюрье - поправлял «оперение», нежно обнимал, прижимал к груди, благословляя воплями исступленного восторга: «Bella! Bellissima! Piu bella». Так все начиналось… Версаче выводил на подиум 16 лучших манекенщиц, платил им по 10 тысяч долларов в день. Роскошь его моделей действовала магически. Для своего Дома моды Джанни Версаче выбрал фирменным знаком голову Медузы, изображение которой украшает все модели марки «Versace» с 1978 года. Объясняя свое решение, он говорил: «Этот выбор был сделан абсолютно сознательно. Медуза символизирует красоту и роковые чары античной древнегреческой классики - как в искусстве, так и в философии. Она - синтез красоты и простоты, которая в прямом смысле парализует и даже гипнотизирует». Он одевал принцессу Диану, эксцентричную Мадонну, Элтона Джона, Стинга, Элизабет Херли, Джона Бон Джови. Создавал костюмы к балетам Мориса Бежара. Когда за дело брался сам Джанни, устоять было вообще невозможно! Особенно в деле с китайским фарфором. Запуская линию посуды, Версаче отослал несколько ящиков, заполненных фарфором, самому Сильвестру Сталлоне. Набил его комнаты подушками и мебельными тканями, сундуками разнообразной одежды на тысячи и тысячи долларов.

То же самое повторил и с Клаудией Шиффер. «За столь щедрое внимание к собственным персонам первый и вторая с удовольствием и абсолютно бесплатно согласились позировать обнаженными для журналов, прикрывшись исключительно квадратными блюдами от «Versace», - вспоминала бывшая подруга Сталлоне Джанис Дикинсон. Отныне повзрослевший мальчик-изгой, ставший великим диктатором мировой моды, мог позволить себе все! Он скупал многоэтажные дома и огромные виллы. Издавал книги, путешествовал, опустошая антикварные магазины... Но, к сожалению, так продолжалось не долго.«Мы попробовали оказать ему первую помощь, но сразу поняли, что уже слишком поздно».

Gianni VersaceВ то роковое утро 15 июля 1997 года Джанни Версаче находился на своей вилле в Майами-Бич и вышел на улицу, чтобы купить свежих журналов. Только здесь он позволял себе эту непозволительную роскошь - ходить по улицам одному, без охраны. Около девяти часов, когда Версаче подошел к воротам своего роскошного трехэтажного дома, прозвучали выстрелы, унесшие его жизнь. Владелец соседнего магазина, торгующего роликовыми коньками, рассказывал: «Мы услышали два выстрела. Я увидел бегущих людей. Джанни лежал на ступеньках. Он был ранен в голову». Прохожие видели бегущего от дома Версаче молодого человека, одетого в белую майку и серые шорты. Эту одежду вскоре нашли на парковке недалеко от места преступления. Убийца переоделся и, видимо, взял такси, чтобы скрыться. Вскоре полиция выяснила, что это был 27-летний Эндрю Кунанан. Следователи не захотели сказать, какую связь Кунанан имел с Версаче, однако по одной из версий Эндрю был безответно влюблен в кутюрье. Общенациональный розыск убийцы был завершен восемью днями позже, когда Кунанан смертельно ранил себя на прогулочном судне буквально в четырех километрах от места трагедии. По иронии судьбы на Эндрю было нижнее белье от «Versace»... В настоящее время Дом моды «Versace» остается одним из самых успешных в своей сфере. Полный контроль над ним, как с творческой стороны, так и с финансовой, взвалила на свои хрупкие плечи сестра бывшего хозяина Донателла Версаче. Среди друзей-клиентов этого Дома - только самые успешные и богатые люди: Мадонна, Виктория и Дэвид Бэкхемы, Гвинет Пелтроу и многие-многие другие. Донателла достойно сменила на посту своего гениального брата Джанни, загадочная смерть которого никого не оставила равнодушным.

Смотрите фильм "Джанни Версаче. Дизайнер для мафии":

Комментарии (1)

  1. мао 02 февраля 2016, 22:24 #
    пидар он… как и вся их публика… и в этом секрет успеха… и все


    Великие предприниматели