Введите свой e-mail

Мы пришлём вам ссылку для входа на сайт

  • Вход

    Введите свой e-mail

    Мы пришлём вам ссылку для входа на сайт

Великие предприниматели

Хауард Шульц

Хауард Шульц - основатель и владелец американской компании "Старбакс" - самой крупной сети кофеен в мире. Свою первую кофейню он открыл в г. Сиэтле (США) в 1971 г. За 32 года своего существования компания имеет более 2000 кофеен, около 900 из которых находятся за пределами США.

Секреты короля кофе

На сегодняшний день кофейни "Старбакс" действуют в 30 странах, среди которых Канада, Германия, Англия, Австралия, Испания, Греция, Индонезия, Китай, Япония, Оман, ОАЭ и другие. Оборот компания составляет около 2 млрд. долларов в год. Этот сказочно удачливый бизнесмен, создавший многомиллионную империю из четырех маленьких кофейных магазинов, недавно написал автобиографию, в которой делится с читателями секретами своего успеха.

Вспоминаю, как в детстве, которое я провел в Бруклине, в квартале дешевых муниципальных домов, как-то ночью, лежа в постели я подумал: "Что, если бы у меня был магический кристалл и я мог бы увидеть будущее?" И тут же отогнал от себя эту мысль. Я почувствовал, что не представляю, чему хотел бы посвятить свою жизнь. Одно мне было ясно: я должен вырваться из этого квартала и из Бруклина. Однако, на тот период времени я был волен выбирать свой образ жизни не больше, чем заключенный мог выбирать фасон своей тюремной куртки.

Мне повезло, я окончил колледж, но что делать дальше, не знал. У меня не было наставника, который помог бы мне сделать правильный выбор. Моей основной целью было избежать той борьбы за существование, которую всю жизнь вели мои родители - простые рабочие. В конце концов, я открыл в себе талант к коммерции, и меня приняли на работу в компанию, торговавшую домашней утварью. К 28 годам я стал ее вице-президентом и отвечал за продажи в Соединенных Штатах. У меня была пятизначная зарплата, шикарная квартира в центре Нью-Йорка, и я состоял в счастливом браке с замечательной женщиной по имени Шери. Мои родители не могли поверить, что я так быстро достиг такого положения. Жизнь, которую я вел, превзошла их самые смелые ожидания. Большинство людей были бы всем этим вполне довольны. Но я никак не мог успокоиться. Мне хотелось быть полным хозяином своей судьбы. Иногда, окруженный всем этим успехом, я сидел поздними ночами, и иногда мне казалось, что время больше не движется. Я спокойно наблюдал, как годы уходят в прошлое по часам, по календарю, по дням рождения, щемящее напоминающим о быстротечности жизни. По утрам же, когда я брился, я смотрел на себя в зеркало и повторял про себя одну и ту же фразу: "Эй, парень! Ты всю жизнь хотел быть кем-то, почему бы тебе для разнообразия, наконец, не стать кем-то?" Вопрос заключался только в том, кем я хотел стать. Как и тогда в детстве, я этого не знал. Но это желание... Оно было сильнее, чем любовь.

Примерно в это время, в начале 1980 года, я обратил внимание на любопытное явление: небольшая компания в Сиэтле, торговавшая в розницу чаем и кофе, стала делать у нас крупные заказы на капельную кофеварку, которая представляла собой обыкновенный пластмассовый конус, надеваемый на термос. Эта компания "Starbacks Coffee&Tea" владела всего четырьмя магазинами, а закупала гораздо больше наших кофеварок, чем действительно крупные фирмы. Почему же в Сиэтле так увлекались этим способом приготовления кофе, в то время как остальная часть страны предпочитала пользоваться исключительно электрокофеварками? Мне надо было это выяснить, и я отправился в Сиэтл.

Хауард ШульцГлавный магазин компании "Starbacks" оказался довольно скромным, но не лишенным своеобразия заведением. Едва шагнув в торговый зал, я почувствовал бесподобный аромат кофе. За деревянным прилавком стояли мешки кофе со всего света: с острова Суматра, из Кении, Эфиопии, Коста-Рики. Вдоль стены тянулась полка, заполненная сопутствующими товарами, среди которых были и наши термосы с пластмассовыми конусами. Продавец зачерпнул совком немного зерен с Суматры, смолол их, высыпал кофе на фильтр конической кофеварки и залил кипятком. Когда он протянул мне чашечку с готовым кофе, мое лицо окутало ароматное облако. Я сделал пробный глоток и был просто поражен! Напиток оказался гораздо крепче любого другого кофе, который я когда-либо пробовал. Я сразу понял: по сравнению с ним, все, что я пил раньше, не что иное, как обыкновенное пойло. В тот вечер я ужинал с одним из владельцев компании "Starbacks" Джерри Болдуином. Мне еще никогда не приходилось слышать, чтобы кто-то так рассказывал о своем товаре так, как Джерри рассказывал о кофе. Он не просто стремился к максимальному увеличению продаж. Он и его компаньон Гордон Боукер были уверены, что снабжают своих клиентов товаром, способным доставить истинную радость.

Хотя в свете моей карьеры это казалось нелогичным, я попробовал уговорить Джерри, принять меня на работу в "Starbacks". Это означало, что мне нужно отказаться от моей карьеры, а Шери от ее - и ради чего? Бросив все, пересечь страну и поступить в небольшое торговое предприятие, владевшее всего лишь четырьмя кофейными магазинами? Мои друзья и родственники, особенно мама, не видели в этом смысла. "Твои дела идут хорошо, у тебя есть будущее, - пыталась переубедить меня она. - Не отказывайся от этого ради маленькой компании, о которой никто и не слышал".

Я подумал об утрате чувства уверенности в завтрашнем дне, вспомнив, как отец, когда мне было лет семь, сломал на работе лодыжку и просидел дома больше месяца. Он доставлял на своем грузовичке детские пеленки и, когда не работал, не получал зарплату. У нашей семьи не было ни других источников дохода, ни медицинской страховки - ничего, на что можно было бы опереться в трудную минуту. Образ отца, распростертого на диване, с ногой в гипсовой повязке, навсегда запечатлелся в моей памяти. Однажды он лежал на диване, беспомощный, как ребенок, а мать подошла к нему и сказала: "Подними голову. Подушка мала". Я навсегда запомнил, что он ответил ей: "Оставь подушку в покое. Смени лучше голову". Его голос был глухим и безжизненным, как позапрошлое лето...

И все же компания "Starbacks" необъяснимо притягивала меня к себе. В течение года после первого визита я несколько раз находил повод съездить Сиэтл. Затем, весной 1982 года, Джерри и Гордон предложили мне встретиться с членом совета директоров компании Стивом Донованом. Наша встреча прошла превосходно. Я рассказал им, как угощал фирменным кофе "Starbacks" своих друзей в Нью-Йорке, и в каком они были восторге. Я выразил уверенность, что у их компании огромные перспективы роста. Она может выйти за пределы северо-запада США. Она может стать компанией национального масштаба.

Казалось, мой оптимизм вдохновил партнеров. Вернувшись на другой день в Нью-Йорк, я стал с нетерпением ждать звонка от Джерри. Они все же решили не нанимать меня. "Ваши планы звучат великолепно, - сказал Джерри, - Но они просто не совпадают с нашим собственным представлением о путях развития фирмы. Я вынужден огорчить Вас, Хауард, но, боюсь, Вы и ваша нам не подходите". " Как я могу убедить Вас в обратном?" - на одном дыхании выпалил я. "Боюсь, что Вы не сможете", - категорично и немного жестко ответил он, уже утомленный моей настойчивостью. "Но я должен, - не отступал я и с этими словами вышел из его кабинета. Итак, я потерпел полный провал! Я не только не очаровал их, как на то надеялся, но просто здорово напугал. Но кто сказал, что нужно отдельную неудачу воспринимать, как полное поражение?!

Я так верил в будущее "Starbacks", что не смог принять их "нет" за окончательный ответ. Я чувствовал, что непременно должен войти в эту компанию. На следующий день я вновь позвонил в Сиэтл. "Джерри, - попробовал возражать я, - дело ведь не во мне. Речь идет о Вашей компании". Он выслушал все, что я ему сказал, затем долго молчал. "Дайте мне немного подумать", - сказал он. - Я позвоню завтра утром".

Возможно, он и уснул в эту ночь, но я, разумеется, нет. Наутро, едва зазвонил телефон, я поднял трубку. "Для Вас есть работа, Хауард, - сказал он. - Когда сможете приехать?"

Хауард ШульцСколько раз мне говорили, что то или иное дело сделать невозможно. Но если я в него верю, я не могу его бросить. Такая решимость отчасти объясняется моим энтузиазмом, отчасти - боязнью потерпеть неудачу. Пример отца никогда не выходит у меня из головы. Честный человек, трудившийся не покладая рук и горячо любивший своих детей, он оказался неспособным побороть судьбу и вырваться из болота типичных для представителей среднего класса профессий - водитель грузовика, рабочий, таксист - и поэтому не чувствовал себя счастливым.

Когда я проработал на фирме "Starbacks" около года, произошло событие, которое перевернуло мою жизнь. Меня направили в Милан для участия в международной ярмарке. В первое же мое утро в Италии я заглянул в небольшой бар эспрессо. За стойкой бара высокий худой человек приветствовал посетителей.

- Эспрессо? - спросил он, протягивая мне чашечку. Кофе в ней было не более чем на три глотка. Но выпив его, я продолжал чувствовать какой он горячий и как бодрит.

В тот день я открыл для себя романтический ритуал потребления кофе в итальянских барах. В голове у меня стало тесно от мыслей. Разве сфера отношений моей компании и любителей кофе обязательно должна ограничиваться домами клиентов, где они мололи и варили наш кофе? Что нам надо сделать, так это начать продавать кофе чашечками в кофейных барах. Все эти мысли нарисовали в моей голове совершенно четкий образ, и этот образ был похож на картину великого Мастера, на которой еще не до конца высохли краски.

Однако, когда я вернулся в Сиэтл, мои руководители не согласились со мной, заявив, что "Starbacks" является магазином розничной торговли, а не рестораном или баром. Они сказали, что дела у "Starbacks" и так идут неплохо. Зачем же раскачивать лодку?

Я разрывался между преданностью фирме и верой в идею создания сети кофейных баров. В конце концов, я последовал за своей мечтой. Шери поддержала меня, и в конце 1985 года я, покинув "Starbacks", организовал собственную компанию, которой дал итальянское название "Иль Джорнале".

Не прошло и полугода, как в нашем крошечном помещении в Сиэтле мы уже обслуживали более тысячи посетителей в день. Он стал популярным местом встреч - совсем как бар эспрессо в Италии. Спустя еще пол года мы открыли второй бар, а затем и третий, в Ванкувере.

В марте 1987 года Джерри Болдуин и Гордон Боукер решили продать принадлежавшие им магазины "Starbacks". Услышав об этом, я ни секунды не сомневался. Я позвонил Джерри и сказал, что хочу их выкупить. Благодаря поддержке инвесторов фирмы "Иль Джорнале" компания "Starbacks" через пять месяцев перешла в мою собственность. Я получил шанс претворить в жизнь мою дальнейшую мечту, но я чувствовал и ответственность за надежды опасения почти сотни людей, которые теперь зависели от меня. Это одновременно и подстегивало, и пугало. Однако к тому времени я уже твердо знал, что мир никому не идет навстречу. Если ты хочешь что-то получить, возьми это сам. Моим жизненным кредо было: делай только то, что хочешь, что считаешь нужным и ничего, против этого. Это правило в очередной раз сработало.

Однако иногда в жизни случаются такие потери, которые невозможно восполнить. Как раз когда я был на самом гребне успеха, мой отец был при смерти. В январе 1988 года я поехал домой, чтобы повидаться с ним в последний раз. Это был самый печальный день в моей жизни. У отца не было ни сбережений, ни пенсии. Но хуже всего было то, что его работа никогда не приносила ему удовлетворения и не поддерживала в нем чувства собственного достоинства. Мне больно об этом говорить, но, глядя на своего умирающего отца - я думал: "Ты или охотник или дичь. Или действуешь или устало плетешься сзади".

Может быть, именно поэтому я стараюсь стать таким работодателем, которого в свое время пожелал бы ему. Теперь у фирмы "Starbacks" более 1500 магазинов и 25 тысяч служащих. В отличие от других фирм розничной торговли у нас даже сотрудники с неполной занятостью пользуются правом покупки акций по льготной цене и получают все виды пособий по болезни.

Все эти годы я задаю себе вопрос: "Что было бы со мной, если бы я согласился с решением Джерри Болдуина не принимать меня на работу в "Starbacks"? Ведь в большинстве случаев люди, получившие отказ в трудоустройстве, просто поворачиваются и уходят. Мне кажется, жизнь человека - это череда едва не упущенных возможностей. Многое из того, что мы обычно приписываем везению, на самом деле никакое не везение. Это просто умение пользоваться моментом и принимать на себя ответственность за свое будущее. Это способность проникаться идеями, недоступными другим людям, и идти за этими идеями до конца.

Комментарии (0)



    Великие предприниматели