Введите свой e-mail

Мы пришлём вам ссылку для входа на сайт

  • Вход

    Введите свой e-mail

    Мы пришлём вам ссылку для входа на сайт

Мавроди

Интервью с Сергеем Мавроди

Мавроди: P.S. Хочу уточнить. Чтоб людей не обидеть. Разумеется, мне помогали. Акционеры, в частности, очень поддерживали. И без их помощи всё было бы гораздо сложнее. Я говорю лишь, что решения только я всегда принимал. Единолично и самостоятельно. И никто другой. А люди, конечно, помогали. Спасибо им за это.

Опыт бизнесмена Вы начали получать ещё в СССР. В 1981 году Вы бросили институт и чтобы избежать преследования за тунеядство числились на различных низкооплачиваемых работах - в том числе и ночным сторожем на станции московского метро "Свиблово". Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом уникальном периоде Вашей жизни. О законах рынка фарцовки.

Мавроди: Нет, Вы всё путаете. (Как обычно. Когда меня дело касается. Все всегда всё путают. Сплошные мифы. Это кошмар просто какой-то! Проклятие.)

Институт я вовсе не бросал, я его благополучно закончил в 1978 году. МИЭМ, кафедра «Прикладная математика», специальность «Искусственный интеллект» (нет его! естественного-то нет). Затем, по распределению (ну, советские времена же!) оттрубил свои три года на обычном ВЦ, как положено, а вот потом-то!.. Освободившись, так сказать. Этой свободой своей тут же и воспользовался. Не преминул. Ушёл. В никуда, по сути. Никакого особого бизнеса у меня к тому времени ещё не было, перспективы на будущее были в этом смысле более чем туманные. Просто я физически не мог больше в этой атмосфере находиться. Советского ВЦ. Не мог вот, и всё! Я там задыхался. Хотя за эти три года успел сделать блестящую по тем временам карьеру (ну, относительно, конечно; имеется в виду, без всяких там связей), став аж целым зав.группой! Программистов. Тогда это было о-о!.. Все мне завидовали. Чёрной завистью. Все мои сокурсники. И вдруг я ушёл. Всё бросил! «Уходя, оттрясите прах от ног своих». Вот и я. Оттряс. Н-да…

Знаете, меня вот иногда спрашивают: «Хорошо ли было в Союзе?» Нет. Плохо. Очень плохо. Хотя там я пребывал в относительном благополучии, а здесь, в нынешней России у меня одни только сплошные беды да злосчастья: и в розыске я был, хрен знает сколько по съёмным квартирам мотался; и в тюрьме потом, на спецблоке четыре с половиной года (рекорд! абсолютный!); и сейчас у меня аут полный… Но − нет! Там у меня было почему-то постоянное ощущение, что я − в тюрьме. На ПЖ, причём. И выхода − никакого. Беспросветность какая-то полная и гнетущая. Серость, серость, серость… (Впрочем, последнее время у меня опять это ощущение начинает возвращаться. Глядя на все эти съезды, где все всегда «за», речи-встречи, знамёна, бодро марширующие колонны… Но это так, к слову.)

Низкооплачиваемые работы? Ну да, числился. (А иначе же − тунеядство! Статья голимая. В натуре.) Дворником, в основном. Но тогда всё непросто было. Ты ж сам не работаешь, договариваешься с кем-то. Чтоб за тебя твой участок убирали. Через некоторое время находятся завистники… (Хотя, казалось бы, ну, какие тут «завистники»?! Чему тут, блин, завидовать-то?) Короче говоря, менять всё время приходилось. Место работы. А пока найдёшь ещё следующее-то… По несколько месяцев безработный. Участковый притаскиваться начинает… Караул, одним словом! Как вспомню, так вздрогну.

Последнее место работы действительно было − ночной сторож на станции метро «Свиблово». Но там я уже сам работал. Надоело мне уже к тому моменту с места на место мотаться. Да и стрёмно становилось. Участковый уже недвусмысленно совершенно намекал… И про сто первый километр чё-там!.. вякал. Так что честно я приходил раз в трое суток и посиживал всю ночь один в пустом офисе. Хорошо! Тишина, покой… Сидишь, книжку читаешь…

Касательно законов фарцовки − не в теме я. Я ж не фарцовкой занимался. Аудио-видеозаписями. Совершенно безобидный бизнес. Пашешь, причём, как пчёлка. Круглосуточно практически. Катушки-кассеты переставляешь. Ад кромешный! Это фарцовщику хорошо. Купил за сто, продал за двести. Вот и вся «работа». А сотку наварил. А тут за эту сотку!.. Т.е. деньги были, конечно, но более чем умеренные. В общем-то. Не в деньгах было дело. Свобода! Это как возможность дышать.

Что Вас вчерашнего студента-физика, отличника, подвигло обратиться к нелегальной деятельности?

Мавроди: Да нет. Опять путаница сплошная. Никакой я был не физик и не отличник. Я был математик и двоечник. Ну, не двоечник, это я образно, но, во всяком случае, очень плохой студент. Притча во языцех просто. Родной alma mater. Олицетворение разгильдяйства. В его химически чистом виде. В институте я практически не появлялся. На прогулы, впрочем, у нас смотрели сквозь пальцы. Кафедра прикладной математики считалась очень сложной, и изначально предполагалось, что если человек не посещает лекции и семинары, то он попросту не сдаст экзамены.

Выяснилось, однако, что это не совсем так. А вернее, совсем даже и не так. Если мне удавалось раздобыть конспекты лекций прямо перед экзаменом и хотя бы бегло полистать их, то экзамен я, как правило, сдавал без проблем. Не всегда только вот удавалось…

Про физику и про отличника − это Вы, наверное, читали где-то, что я был победителем всяких там физико-математических олимпиад, будучи школьником, да и в Физтех потом поступить мечтал. Вот и решили. Трансформировалось, так сказать. На подсознательном уровне.

Про Физтех, кстати, крайне любопытно. (И − поучительно!) Рассказывал уже, но ещё расскажу. Поскольку действительно − любопытно.

Это у меня была голубая мечта. Поступить в Физтех! Я был, повторяю, победителем всех на свете олимпиад (в том числе и физтеховской, между прочим), и должно было произойти самое настоящее чудо, чтобы я туда не поступил. И это чудо − произошло! Не поступил. (Ну, судьба вмешалась. Видит же, что идиот.)

Сначала про то, как не поступил. Как победитель физтеховской олимпиады, я должен был сдавать всего только один экзамен − письменную физику. Если пятёрка − поступаю, нет − дальше, все экзамены, на общих основаниях. Хорошо. Решаю я все задачи, причём наитщательнейшим самым образом, формулирую их в общем виде, вывожу формулы и т.д. и т.п. Ну, вся эта мура. Все три часа угрохал! (Или сколько там? Давалось-то? Пять?) Перепроверяю всё сто раз. (Я и на олимпиадах-то больше часа никогда не сидел. И не проверял никогда ничего. Чего там проверять-то? Написал, сложил, сдал и ушёл. А тут!..) Дрожу, короче, аж по потрохи. Как в песенки поётся. Ну, мечта же! Голубая. Чего ж вы хотите? Ясно, что волнуюсь, блин! Как положено.

Хорошо. Ночь промаялся кое-как, прибегаю с утра пораньше на следующий день. Списки смотреть. Три! МНЕ!!! Не может быть!! Да что за???!!!.. …!! …!!! …!!!!! (Это мат.)

А там собеседование проводится. Где препод объясняет тебе твои ошибки. Смотрю. Всё решено, последняя задача. Общая формула выведена правильно, и чисто арифметическая ошибка в самом конце. Когда цифры конкретные уже в формулу подставлял. Наиглупейшая, причём. Беспонтовая совершенно. Типа, дважды два десять. От излишнего, понимаешь, волнения. Нервишки, в натуре. Не выдержали.

Я спрашиваю тихо, дрожащим от бешенства господина экзаменатора: «Это что же такое? А?.. Это ведь арифметическая ошибка, Вы же понимаете? Я вообще что сдаю: физику или арифметику?!» И вот как сейчас помню. Сидит такой!.. деятель, покачиваясь на стульчике, и небрежно мне так, свысока отвечает: «Да, молодой человек. Ошибка действительно арифметическая. Но Вы поступаете в Физико-технический институт, у Вас мощность электрической плитки получилась десять миллионов ватт (!), и Вас это даже нисколько не насторожило!!» − «Да пошли вы!!.. С вашей плиткой, с вашими ваттами!!!..» Забрал в тот же день документы и поступил потом в МИЭМ. (В Физтехе же экзамены на месяц раньше.)

Но на этом история ещё не заканчивается. Это ещё не всё. Это была только присказка.

А теперь, собственно, сказка. Прошло почти тридцать лет, много воды утекло и много чего за эти годы произошло. Я создал МММ, посидел в тюрьме, вышел, стал депутатом… И т.д. и т.п. И, представьте себе, депутатом стал именно по Мытищинскому округу! Тому самому, где и находится Физтех!

И вот звонит мне однажды помощник и сообщает: «Сергей Пантелеевич! Тут на меня руководство Физтеха вышло. Не хотите Вы стать доктором физ.-мат. наук от них? У них защититься? Делать ничего не надо, они сами всё напишут и сделают, требуется лишь Ваше принципиальное согласие».

Вот интересно. Если бы мне тридцать лет назад предложили стать доктором от самого Физтеха!.. О-о, да я бы!.. Полцарства бы отдал, не задумываясь. Полжизни. И казалось, что оптимальный путь для достижения этой вожделенной цели, это: поступить в Физтех, потом в аспирантуру!.. Ну, грызть, в общем. Гранит науки. Ан нет! Оптимальный путь было: создать МММ и пр. И всё тебе тогда само на блюдечке с голубой каёмочкой в руки упало. С неба. Но, увы! Тогда мне всё это было уже даром не нужно. Всё не вовремя, короче. Как обычно. Жизнь, подлая, всегда даёт тебе только не то, что тебе на самом деле-то даром не нужно. Все дары её, блин, − только такие. Курам на смех.

А что подвигло − я уже выше объяснил. Желание быть свободным! Совершенно непреодолимое. Абсолютно! Не знаю, что со мной сталось бы, если бы я не ушёл. Спиться я не мог, у меня похмелье тяжелейшее, да и вообще мне это дело никогда особо не нравилось, так что повесился бы, по всей видимости. Или с балкона бросился. Впрочем, не уйти я − не мог. Чем бы это ни грозило. Последствия − неважны! Любые. Не суть.

В 1983 году Вас впервые задержали "за частнопредпринимательскую деятельность", а именно за реализация нелегальной продукции видеозаписи. Каковы подробности этой ситуации? Действительно ли, что от тюрьмы Вас спасло, вышедшее во время Вашего заключения под стражу постановление ЦК КПСС «О перегибах»?

Мавроди: Подробности? В двух словах: лучшее − враг хорошего. Зарубите это себе на носу и твёрдо этой заповеди в жизни всегда следуйте!

Записями я занимался на дому. Целая студия у меня там была. Где всё круглосуточно практически крутилось-вертелось. Процесс, так сказать, шёл.

Однако в квартире я был прописан как-никак, так что чувствовал себя более-менее уверенно и в относительной безопасности. Ну, нагрянет в очередной раз участковый с визитом − запрёшь дверь в комнату с аппаратурой на ключ, и дело с концом. Внагляк он всё-таки не ломился. Погрозит-погрозит пальчиком и уйдёт. (Хотя, конечно, эта ситуация и напрягает. Что вот в двух шагах от него буквально!.. за этой тоненькой дверью…)

Между тем как все абсолютно более-менее крупные «писатели» занимались этим делом исключительно на съёмных квартирах. Считалось почему-то, что так безопаснее. Я был в этом смысле единственным практически исключением. (Как обычно!)

И вот однажды меня смутил бес. И я тоже решил − переехать. На съёмную. Как и все. Нормальные люди. Вот сейчас, с высоты своего богатого криминального опыта, я смотрю на ту ситуацию, и у меня просто волосы дыбом становятся! Как можно было решиться на такой идиотизм?! Где были мои мозги?! (Ну, говорю же − бес! Застил. Гад. Нашептал.)

Целый грузовик техники. Иностранной. Западной. Видеомагнитофоны! Тогда, в те времена! Сначала погрузка здесь, в лифте полдня возишь, соседи всё видят… потом ещё разгрузка там… в незнакомом совершенно месте… Что там вообще за люди? Хрен знает. Караул, короче, полный!

Но − переехал. С божьей помощью. К чёрту на рога, в Филёвскую пойму. И что же? Выяснилось, что аккурат в квартирку над начальником местного отделения!! Угораздило. А т.к. я работал по ночам, ходил-топал, а слышимость там отличная, то в один прекрасный день, приехав «на работу» с целой преогромной сумкой кассет-катушек и пр., я увидел у своей двери… двух ментов. Опа! Это называется «приплыли». «Здравствуйте, я участковый. Плановая проверка!.. А что это у Вас, гражданин, в сумке?.. Не хотите показывать? Поехали в отделение!»

Потом обыск в отделении, меня в КПЗ, сами с моими ключами съездили, посмотрели квартиру, ахнули!.. Ну, и!.. Суд, скорый и правый, самый гуманный наш в мире, десять суток «за сопротивление властям»… («Что-о?!.. Какое ещё?..» − «А локоточками пихаться не надо!»)

Однако − выпустили. Через десять суток. А почему − я только через несколько лет узнал. На Петровке уже. «Вы же не в первый раз. Не новичок. Вас ещё на Филёвской пойме в своё время задерживали. На десять суток». − «А почему меня, кстати, выпустили-то тогда?» − «Да повезло Вам просто. Именно за эти десять суток вышло постановление ЦК “О перегибах”, вот и…» Вот так. Николай-угодник спас. В очередной раз.

Почему Вы не боялись заниматься незаконной деятельностью?

Мавроди: Боялся, как не бояться! Но − куда деваться? Жить-то на что-то надо. (Была бы возможность − я бы вообще ничем не занимался! Да с превеликим удовольствием! Я вообще человек крайне ленивый по натуре.) А на работу устраиваться я не хотел. Категорически! Ни на какую! (На фиг тогда увольняться-то было? Шило на мыло менять?) Я хотел быть свободным.

Мотив материальной наживы был основным?

Мавроди: Нет. Он вообще не имел значения для меня. Никакого. И никогда. Ни тогда, ни после, при МММ.

Какова была Ваша прибыль в то время?

Мавроди: Да-а!.. Копеечная какая-то. Пока чего-то заработаешь, магнитофоны изнашиваются от постоянной работы, надо новые уже покупать. Так и крутишься, как белка в колесе. Машины, скажем, у меня не было.

Нет, ну, была, конечно, какая-то прибыль. Если на работе я получал рублей триста, кажется (боюсь соврать, не помню уже точно), то тут выходило рублей пятьсот примерно. Такой вот «бизнес». Но всё это меня вполне устраивало. Да более чем!

Куда Вы тратили деньги?

Мавроди: Все деньги я тратил на книги. Которые тогда были очень дорогими. Скажем, американский четырёхтомник Гумилёва я купил (с рук, разумеется) за 800 рублей. Это была немыслимая совершенно сумма! Но именно в тот-то момент я и почувствовал вполне ясно и отчётливо, что я на верном пути. Работая, я бы не приобрёл его никогда!

МММ Вы создали в 1989 году. Какова была его изначальная цель?

Мавроди: Ну, какая цель у человека, начинающего свой бизнес? Заработать, там, чего-нибудь. По возможности. Тем более, ветер перестройки подул, всё менялось очень быстро. На глазах прямо. Записи уже не так актуальны стали, их чуть ли не по радио крутить начали. Надо было срочно менять тему. И тут как раз разрешили кооперативы…

Когда и с чьей подачи Вам пришла мысль создать финансовую пирамиду?

Мавроди: Во-первых, МММ не была пирамидой. Я это тыщу раз уже говорил, и в тыщу первый повторяю. А во-вторых, с какой ещё «подачи», о чём Вы? Кто может советовать Наполеону?

Как функционировала МММ? (Детали). Действительно ли деньги из пунктов выдачи акций вывозили, считая багажниками машин, а не реальными купюрами?

Мавроди: Очень просто МММ функционировала. (Что вполне естественно. Раз участвовали миллионы.) Были акции и билеты. В одной акции сто билетов. (По цене, я имею в виду.) Как рубли и копейки. Больше с точки зрения рядового участника разницы никакой между ними не существовало. Поскольку они равное абсолютно хождение имели. Различия существовали, но они были чисто технические, связанные с моими разборками с Минфином. Это всё уже рядового участника не касалось. Это были мои проблемы. Он даже не в курсе их по большей части был. Для него, повторяю, было решительно всё равно, что приобретать, акции или билеты.

Цены на эти акции-билеты менялись дважды в неделю, по вторникам и четвергам. Назначались они лично мной, по своему… по моему усмотрению. И они только росли! Темпами − 100% в месяц (т.е. за месяц − удваивались). Причём это был никакой не обман, не мошенничество, вы действительно в любой момент могли пойти в любой пункт МММ (а пункты были во всех городах и весях нашей необъятной Родины, на каждом шагу, как сейчас обменники) и сдать свои акции-билеты по объявленной мной цене. Без всяких паспортов, объяснений и пр. На любую сумму! На миллион долларов, на сто миллионов − на сколько захотите. Не хватит денег в пункте − они позвонят, и через полчаса из центрального офиса подвезут. Цены объявлялись по ТВ, радио, печатались во всех практически газетах. Ну, как сейчас курс доллара. Вы звоните, к примеру, узнать время, а вам отвечают: «Курс акций МММ на сегодня такой-то. Точное время…»

МММ просуществовала всего полгода (никакие не года, как все почти поголовно уверены!). Т.е. всё было достигнуто мной всего за полгода. 1 февраля 1994 года акции поступили в продажу, а уже 3 августа меня арестовали. За это время курс акций-билетов вырос в 127 раз, и я контролировал на момент ареста примерно треть бюджета страны.

Багажниками? Не всегда. В багажники иногда не умещалось. Смотря какой пункт. Ну, и что? Деньги это же всего лишь бумага. Резаная бумага. И только.

Между прочим. В разгар деятельности МММ взятки брать деньгами (или валютой) уже отказывались. (Ну, тому же местному отделению милиции, к примеру. Приходилось отстёгивать. Чтоб они хоть порядок перед центральным офисом какой-никакой обеспечивали. Пост хоть выставили и пр. А иначе же хрен кто палец о палец ударит.) Только − акциями-билетами. («А зачем мне деньги? Всё равно на них билеты щас куплю пойду. В очереди ещё стоять!»)

Прогнозировали ли Вы исход событий, связанный с такого рода деятельностью?

Мавроди: С какого это «с такого»? Ни одной буквы закона МММ, между прочим, не нарушала. Не случайно арестовали меня вовсе ни за какую ни за пирамиду и ни за мошенничество даже (которое, уж казалось бы, в той-то неразберихе законов пришить практически любому у нас в стране можно было!), а за… неуплату налогов!! Что уже верх идиотизма просто! С одной стороны − «это пирамида!!!», а с другой − «неуплата налогов». С чего налогов-то? С пирамиды?! Т.е. с государством не поделился просто? Пирамидку-то свою строя? В этом − преступление?

Впрочем, когда речь заходит об интересах государства, логике, естественно, остаётся лишь скромно отойти в сторонку. Интересы государства превыше всего! В том числе и логики.

(Это мне потом, смеясь, следователи мои объяснили: «Ну, чего Вы, как ребёнок, Сергей Пантелеевич! Надо же было Вас за что-то арестовывать. Ну, придумали эту неуплату. А чего делать-то оставалось? Ведь ещё месяц-другой, и не было бы в стране ни правительства, ни президента, а был бы один только Сергей Пантелеевич Мавроди. Единственный и неповторимый». Так что логика тут − отдыхает. Тем более, что у власти у нашей у российской вообще своя, собственная логика!)

И вот ещё что. Всё время говорят: «Государство!.. государство!..» И про какие-то там «лазейки» всё гундосят, которые я, мол, нашёл. В законах.

Что это вообще такое, а? «Лазейки»? Объяснил бы хоть кто. Вот есть закон, я его соблюдаю. Этого недостаточно?

А касательно государства. Государство это конкретные люди. Которые принимают решения. И отдают приказы. В данном случае это Черномырдин и вся его гоп-компания. А «государство» это всего лишь ширма, за которую очень удобно прятаться. Нечто этакое безликое. И − безответственное. «Кто шил этот костюм?» − «Мы!» Кто развалил МММ? − Государство! Да не государство, а некие конкретные уроды. Которые тогда дербан страны устраивали.

Прихватизацию всю эту. А МММ им мешало. Появление независимого и неконтролируемого игрока с практически неограниченными средствами. «Хотели как лучше!» Честные мы, честные!.. да вот только ошиблись опять. К сожалению… Да вы посмотрите на их рожи! Всех этих честных вавиловых, кохов и прочих наших тогдашних… аллигаторов. Чего они могут хотеть «как лучше»? «Как лучше» − это как им лучше. Голые хватательно-жевательные рефлексы. И ничего больше. «Честные»!..

Согласитесь, масштаб такой финансовой деятельности в России невозможен был без "крыши". У Вас были покровители во властных структурах? Кто был Вашей крышей? Были ли Вы самостоятельным в своей деятельности?

Мавроди: Да. Невозможен. Но − при нормальных темпах развития. На обычных скоростях. Да, там действуют именно такие законы. Что «невозможно» и пр. А на релятивистских, околосветовых, там законы уже совсем другие. Там − теория относительности. А МММ действовало на релятивистких скоростях.

Всё слишком быстро развивалось. Начало прохлопали (да и как было не прохлопать? за считанные же недели буквально всё раскрутилось, у меня через месяц буквально уже миллионы вкладчиков были), а потом поздно было. Потом уже − давай, наезжай! Попробуй. Потом уже − война! Хочешь повоевать? Повоюем. Война меня нисколько не страшила. Я был к ней психологически готов. С самого начала.

Власти, кстати сказать, чрезвычайно оперативно, против обыкновения своего, тогда среагировали.

(Ещё один миф. «Куда смотрели власти?.. Почему они ему позволили?!» Ха! Как будто я у них спрашивал. Как будто они могли мне «не позволить». Они пробовали. Да только ничего у них не выходило. И после каждого нового раунда МММ становилось ещё сильней. Всё крепче. На излом. Так закалялась сталь!)

В феврале я стартовал, а уже в середине апреля ко мне пришли с «плановой налоговой проверкой». С какой «плановой», если даже срок сдачи отчётности ещё не пришёл? Фирма-то всего два месяца как работать начала? (Ну, и где была моя «крыша»? Спрашивается? Куда она, блин, смотрела?! На фиг нужны такие «крыши»!!)

Что было дальше? А дальше я на следующий же день опубликовал два своих заявления во всех СМИ («Объяснение в нелюбви» и «По тонкому льду»), в которых пригрозил властям референдумом. О доверии властям. Для референдума требовался тогда миллион подписей, инициировать его мог любой гражданин России, в любой момент, и его решения были обязательны. Для всех! Воля народа. Это сейчас российский народ волю свою только по вопросу озеленения двориков может беспрепятственно изъявлять, а в 94-м всё было серьёзно. Тогда у нас ещё нормальная в этом смысле страна была. Тогда была именно демократия. А не нынешние оперетка и балаган.

Миллион подписей я собирал за неделю максимум. Да быстрее даже! за какую там неделю! Отдал бы приказ при покупке-продаже акций-билетов требовать автоматически подписи на референдум − вот и всё, все бы и расписывались. За милую душу. «Не хочешь?.. Гуляй! Ничего у тебя выкупать никто не будет. Раз тебе наши власти дорогие так нравятся. Вот пусть они у тебя и выкупают. А мы по закону не обязаны». Вот и всё. И всех делов-то.

Короче, за неделю я подписи собирал железно. И все это прекрасно понимали. А дальше что? А дальше ясно, что. Власти все тогда люто ненавидели, кому они нужны-то были? Тем более, если бы я объяснил доходчиво акционерам, что речь идёт об их деньгах. Ни больше и ни меньше. А я бы − объяснил! Нашёл бы нужные слова, можете не сомневаться. «Интересы МММ − интересы России!» И всё. Можно становиться президентом.

Власти в панике отступили. «Ах, Вы нас не так поняли!..» (Чего я там «не так понял»? Хрен его знает!) А президентом я становиться вовсе даже и не собирался. Это я так, пригрозил только. Припугнул. У-у-у!.. А вообще-то я человек тихий, мирный, домашний, и меня вся эта суета беспонтовая, президентство всё это, совершенно не прельщает. Вот никоим образом! Даром мне всё это не нужно. (Как диплом доктора Физтеха.) На том, в общем, и разошлись. Первый раунд закончился. Но теперь власти знали, с кем имеют дело.

Ну, и как? Совместимо всё это с понятием «крыши»? Укладываются в привычные шаблоны и рамки? Такие вот деяньица? «Крыша»! Да эту крышу её дружки-приятели «во властных структурах» на куски бы разорвали! Загрызли бы просто. В ступе бы истолкли. Что она такого монстра им на голову вырастила. Который встанет завтра не с той ноги!.. С похмелья, скажем. С бодуна… Или просто взгрустнётся ему… «Крыша»… Был ли я самостоятельным. «В своей деятельности». Нет, мне это советовали всё. Инопланетяне. С Тау-Кита. («Да разгони ты их всех на фиг!») Только не говорите никому.

Какую цель Вы преследовали, аккумулировав посредством своей финансовой деятельности треть бюджета России? (Богатство? Власть?)

Мавроди: Начиналась денежная приватизация. Как всё будет происходить на практике и к чему приведёт, я уже примерно себе представлял. Да и не нужно было быть особым провидцем для этого. Достаточно было всего только на открытые и честные, лучащиеся прямо искренностью! лица наших тогдашних правителей взглянуть. Знаете, как у Щедрина: «Лицо у него было благородное, манеры благородные, но всё в целом не оставляло сомнений, что человек этот отнюдь не обратится в бегство перед полковой кассой». (Нынешние, впрочем, тоже в этом смысле ничего. Не обратятся! Я думаю.)

Так вот. Меня такой ход событий совершенно не устраивал. И я собирался в него вмешаться. Всё-таки это моя страна. Родина! И я хотел ей помочь. Понимаю, как это звучит, и уже предвижу кривые скептические усмешки многих читателей, но могу сказать, что я ни разу не был за границей, и у меня никогда не было даже иностранного паспорта. Это так, для информации.

Про богатство и власть я уже выше сказал достаточно. Повторяться нет смысла. Я думаю.

Кто виновен в крахе МММ?

Мавроди: В моём уголовном деле есть отчёты губернаторов президенту Ельцины, как идёт «операция» по развалу МММ. Это никакие не домыслы мои, это всё есть в материалах уголовного дела и звучало на суде. Я ответил на Ваш вопрос?

Действительно ли средства МММ пошли на выплаты пенсий?

Мавроди: Пенсий? Можно, конечно, и так назвать. Да базара нет! На обеспеченную старость пошли баблосики. Самых достойных представителей нашей великой нации. Тружеников, блин. Детишкам ихним на молочишко, в общем. В натуре.

Неужели Вы не понимаете, что если бы это было действительно так, и деньги МММ пошли действительно на пенсии, то об этом бы взахлёб трубили на каждом углу, во всех наших СМИ, это не было бы никакой великой тайной, и у Вас не было бы, соответственно, никакой необходимости сейчас меня об этом спрашивать. Вы бы это просто − знали! Совершенно точно, причём. Доподлинно! Это что, не ясно?

Но тогда следующий вопрос. Невольно приходит. В голову. Если власти уверены, что поступили правильно и справедливо, то зачем придумывать такое вот наглое и беспардонное враньё для оправдания своих действий? Циничное совершенно. «Не для себя мы!.. Для пенсионеров!..» Твари.

И ещё. Если всё же действительно пошли. (Ну, пусть! Допустим. На мгновенье.) Это что же тогда получается? Я, один, простой российский гражданин, всего лишь частное лицо, не сподобившийся и не облечённый, без всяких средств и без всякой помощи решил в два счёта всего за полгода все проблемы, над которыми власти наши многомудрые россияновские, обладающие неограниченными практическими ресурсами и возможностями, бьются втуне уже… да и не сосчитать сколько времени! С сотворения мира. Так, что ль? Но раз так, то… Впрочем, додумывайте сами. Выводы − напрашиваются.

Соответствуют ли действительности данные, что своей деятельностью Вы нанесли материальный ущерб 10-15 миллионам человек?

Мавроди: Вкладчиков у меня было порядка 15 миллионов, это да. (А с учётом их семей, родственников и пр. − миллионов этак под 50, как минимум. Полстраны фактически.) А что я всем им «нанёс ущерб» − это уже на совести авторов подобных утверждений. Которым всенепременно хочется выставить меня каким-то монстром, исчадием ада. Пьющим в свободное от прочих злодейств время ещё и кровь бедных и несчастных бабушек и дедушек, своих простодушных и доверчивых акционеров. (Между прочим. Забавный эпизод. В тему. У меня же попугай был. Огромный розовый какаду. А они орут!.. Это слышать надо. И вот приходит ко мне однажды участковый и показывает мне жалобу. Соседи по двору накатали. Что я завёл-де обезьяну, мучаю её по утрам (?!), отчего она орёт «нечеловеческим голосом». Примите, мол, срочно меры! Спасите её!! От этого изверга. Не анекдот! И не шутка. Реально так было. Вот что делает с людьми зомби-ящик. «Дракула! Зло в чистом виде! Демон во плоти!!»)

Повторяю. Акции-билеты на протяжении полугода, пока действовала МММ, свободно продавались и покупались на каждом углу. Все эти утверждения, что «первые-де успели, а вот все остальные!..» − ложь, ложь и ложь! «Успели» − миллионы. Выигравших почти столько же, сколько и проигравших. (Ну, меньше, конечно, но порядок цифр тот же.) Просто проигравшие вопят, а выигравшие скромно помалкивают. Оттого-то и создаётся впечатление. Что все всё только потеряли. На самом деле это не так.

Действительно ли власть была вынуждена с Вами считаться и Вас неоднократно приглашали в Кремль для переговоров, которые Вы игнорировали?

Мавроди: Ну, выше я уже писал об этом достаточно подробно, но вообще меня даже удивляют подобные вопросы. Детскость прямо-таки их какая-то неизречённая. ВЛАСТЬ! А что власть? Вот, прямо, божество. С чего это такое трепетное отношение-то к ней у Вас? А? К власти к этой?

Естественно, вынуждена была считаться! Как можно не считаться с человеком, за спиной которого до 50 миллионов его безоговорочных сторонников? Армия целая. Полностью им управляемая и контролируемая. Людей, которые, что он скажет, то и сделают. Не раздумывая и не колеблясь. Проголосуют, подпишут и пр. и пр. Ведь речь об их деньгах идёт! Да даже любые акции гражданского неповиновения при необходимости устроят. Среди 50 млн. найдутся желающие.

В Кремль? Да, приглашали. Неоднократно. И в Кремль, и в Белый дом. Там же расширенные заседания правительства по поводу МММ постоянно шли. Шохин, вон, тот же вспоминает, как Черномырдин орал матом на силовиков: «Да сделайте же с ним хоть что-нибудь!!! Иначе всё вот-вот рухнет! Всё катится в тартарары!!» А чего орать? Отдай приказ, вот и всё. Все же уже умные были к тому моменту. Ага! «Сделайте»! А потом тебя самого… сделают. Крайним. «Ничего не знаю. Я никакого приказа не отдавал». Как Горбачёв «Альфу» в Вильнюсе подставил. Они потом лесами выбирались оттуда. У меня охранники из «Альфы» были, рассказывали. Ну, в общем!.. «Приказ, пожалуйста. И в письменном виде желательно». А приказа наш «бедный как церковная мышь» премьер не отдавал. По вполне понятным причинам. Ему ведь тоже крайним становиться не хотелось. Хрен ведь знает, как оно всё повернётся-то. Если тронуть. Это осиное гнездо проклятое. Шершеневое! Тронули, вон, один раз, попробовали. (В мае, с налогами, я имею в виду.) Так оно всё и шло. До поры до времени.

Но взрыв, конечно, назревал. Вечно так продолжаться не могло. Я становился сильнее буквально с каждым днём. Власти обязаны были что-то предпринимать. (Если хотели остаться властями.)

Игнорировал почему? Предвидя уж Ваш следующий вопрос. А о чём мне с ними было разговаривать? Со всей этой камарильей беспонтовой? Платить я им не собирался. Ни под каким видом! (Ещё чего!!) А больше, вроде, как и не о чем? Они ж только о деньгах всегда разговаривают. Других-то тем нет.

Правда ли, что Вы в августе 1994 года могли «бросить толпы на Кремль и развязать гражданскую войну»? И правда ли, что сегодня считаете, что Ваше тогдашнее бездействие «наверное, это была ошибка. Надо уж было идти до конца. Хуже, чем сейчас, для страны всё равно бы не было»?

Мавроди: Конечно, правда. Скомандовал бы через адвокатов: «На Кремль!!! Ваши деньги − там!!» − и всё. Гражданская война. 50 млн.! А что же ещё? Всё же было наэлектризовано до предела. Люди просто ждали сигнала. Искры одной было достаточно! Толпы эти разъярённые стотысячные в Москве… Орущие в камеру и потрясающие костылями деды… Да чего там говорить. Была же потом Албания. По такому же в точности сценарию и у нас могло всё развиваться. Только − гораздо более жёсткому. И − жестокому. «Не приведи Бог видеть русский бунт − бессмысленный и беспощадный».

Я был, кстати сказать, уверен, что меня попросту убьют в тюрьме. Это было с точки властей самое разумное. Нет человека − нет проблемы. Ну, не в тюрьме, собственно, а, скажем, при перевозке. «Огромная толпа вкладчиков напала на автозэк!.. Отбила!.. Освободила!..» А потом видели бы меня время от времени… во всяких там жарких странах. Искали бы, естественно! Долго и упорно. Через интерполы всякие. Да это мне, между прочим, и следователь мой потом подтвердил. Что да, мол, Сергей Пантелеевич. Ошибка это, конечно, серьёзная была. Прокольчик. Недоработка. Что в живых-то Вас тогда оставили. Не решились, по-видимому, просто. Ответственность на себя брать никто не захотел. Да чего там! Бардачина, она ж везде.

Насчёт «надо было идти до конца»… Наверное, надо было. Не захотел я тогда переступать через кровь, но… Некоторые язвы социальные, похоже, только калёным железом врачуются. Выжигаются! И некоторые застарелые и въевшиеся до костей коросты только кровью смываются. Ладно, впрочем, что есть, то есть. А хуже для страны действительно бы не было. Куда уж хуже-то? Полный застой и деградация. Медленное умирание. И − никаких перспектив. Беспросветность полнейшая. Возвращение совка.

Я - тоже один из Ваших обманутых вкладчиков. Вы отказались от очной формы интервью, потому что боитесь возможности мести со стороны обманутых вкладчиков?

Мавроди: А, так Вы в теме?! Чего ж Вы меня спрашивали тогда, как всё функционировало? Вы же и сами это наверняка прекрасно знаете?

Тогда вопрос. Имели Вы возможность беспрепятственно совершенно реализовать свои акции-билеты по цене, гораздо более высокой, нежели та, за которую Вы их приобретали? В любом пункте МММ? (Или Вы «в последний день!» Как абсолютно все на суде заявили?) Так в чём же тогда обман?

И чего Вы там про «боюсь»? Я − боюсь? Бояться вообще ничего нельзя! Ни на том, ни на этом свете. Страх − унижает.

Будучи обладателем огромных денег, какой образ жизни Вы вели в 1994 году?

Мавроди: Да такой же, как сейчас. Совершенно. Даже в той же самой квартире жил. А чего? Мне здесь нравится.

Я вообще не понимаю, зачем, к примеру, нужен дворец? Слоняться там в тоске смертной из комнаты в комнату? А чего ещё там делать? Не случайно Наполеон большую часть времени в своём запертом кабинете проводил, а Сталин на диване спал. В какой-то там комнатушке в Кремле. Суета все эти дворцы. Убираться, к тому же, надо. Значит, прислугу заводить… Короче, куча хлопот! На фиг всё это. Я вообще не терплю людей около себя. Только − по необходимости.

Правда ли, что при аресте Ваша квартира выглядела так: три комнаты, стены которых от пола до потолка заставлены книжными полками, и посередине каждой комнаты — огромный аквариум; плюс две кошки и попугай какаду; из мебели в квартире только письменный стол и кровать; сама квартира не была приватизирована и досталась Вам ещё от родителей?

Мавроди: Истинная правда! Святая. Как на духу!

Добавлю лишь, что кошки были: сиамская и чёрная, как смоль, беспородная. Молодая, котёнок почти. Сиамская, кстати, почти 30 лет прожила. Рекорд! Причём лет где-то в пятнадцать стала вдруг умирать. От старости. Лежала на боку всё время почти без движений, глаза загноились, есть перестала… Шерсть какая-то вся свалявшаяся стала и клочьями полезла… Ну, словом, умирает! Мне её стало жалко, и я принялся за ней ухаживать. Гной из глаз ваткой вытирать, с рук кормить и пр. И она ожила и ещё пятнадцать лет прожила! Причём прыгала потом и с молодой играла. У меня вообще очень сильное биополе. Цветы в квартире цветут постоянно и пр. (И тараканы плодятся!!! Гады. В немыслимых совершенно количествах. Хотя, вроде бы, и пишут, что они сейчас везде исчезают. Но − не у меня!)

Какой смысл было зарабатывать такие огромные деньги и при этом вести аскетический образ жизни?

Мавроди: А как Вы себе мыслите «красивую жизнь»? Ну, с большими деньгами, типа? С «огромными»! Разврат? Гульба? Чего хоть?

Как мне нравится, так я и живу. Люди-то все разные. Ну, вот я − такой.

Правда ли, что во время первого задержания в 1994 году, когда сотрудники налоговой полиции вошли в комнату Вашей квартиры, Вы спокойно лежали в тренировочном костюме на кровати и смотрели новости по телевизору, а на появление налоговых полицейских никак не отреагировали? Ждали ареста?

Мавроди: Господи, ну, как Вы себе это представляете? Всю эту картину? Я лежу, а они входят? Вдруг! Неожиданно! Сюрпрайз! Да? Как они, по-вашему, в квартиру-то попали? Да они в дверь названивали перед этим часа три, а потом в итоге собровцы по верёвкам с верхнего балкона на мой спустились. Штурм этот по всем каналам показывали, в прямом эфире. Естественно, я «ждал ареста».

А что на кровати в спортивном костюме лежал − а что я перед ними, плясать должен? Вскакивать, их приветствовать? Я их в гости не звал. Тренировочный − так я же дома у себя. В чём мне ещё находиться? В смокинге? А новости что смотрел − так ведь там по всем каналам про меня как раз и было. Как мою квартиру орлы-спецназовцы сейчас штурмуют. Интересно же! Понаблюдать-то. Со стороны. Когда ещё такое увидишь?

Потом меня, кстати, спросил один… из обыскивающих. Типа, в дружеской беседе. «А почему Вы, Сергей Пантелеевич, нам дверь не открывали?» − «Зачем? Пусть вам будет посложнее». А впоследствии мне это вменить попытались. Этот мой ответ. Эту беседу, типа, дружескую. Как «сопротивление властям». Но − не проканало. «Да мало ли чего я там тогда нёс? У меня же шок был! Не соображал ничего».

Любопытны позднейшие комментарии одного из участников. Главного самого, собственно. В смысле, предводителя всей этой… блин, какое слово-то подобрать?.. Приличное?.. Ну, не суть! Да, так вот. Арестовывать меня приезжал аж лично первый зам г-на Алмазова, тогдашнего начальника налоговой полиции всея Руси. (Сам г-н Алмазов не соизволил. Ну, ему, наверное, по должности не положено было.) Этот первый зам, как потом я узнал (из Интернета, в частности) был заслуженный!.. награждённый!.. участвовавший!.. и пр. и пр. Но вершиной его жизненного пути явился именно мой арест. Как он арестовывал САМОГО Мавроди! По крайней мере, только про это у него всегда спрашивали во всех его бесчисленных интервью, которые он охотно раздавал.

Итак, привожу его рассказ. По памяти, разумеется, но достаточно точно. Память у меня хорошая. Слава богу. Да и рассказ недлинный.

«Когда мы вошли, Мавроди валялся (sic!) на кровати… Весь пол был заставлен винными бутылками… Мне стало противно!»

Совершенно неприглядная картина, не правда ли?

Поэтому требуются некоторые пояснения. Самое смешное, что всё это правда. Ни слова лжи! Действительно «валялся» (ну, лежал, но это уже вопрос терминологии) и действительно «был заставлен». Насчёт «валялся» я уже комментировал, теперь насчёт «винных бутылок».

Вообще-то я не пью. Практически. (Тогда ещё пил, впрочем. Изредка. Сейчас − вообще. Ни капли! Скучно. Да к тому же, как я уже говорил выше, похмелье у меня тяжелейшее. На неделю буквально. Особенность организма. Так что на фиг надо!) Но тогда как раз появились в продаже элитные крымские вина. Из закромов. То бишь из погребов. Массандра, там, и пр. Столетней почти выдержки. По совершенно безумным по тем временам ценам. Ну, поскольку цена для меня значения особого не имела, то я и распорядился закупить мне всё подряд. Дескать, пусть будет. Интересно же! А то раскупят щас!.. Олигархи всякие. Надо успеть. А т.к. из мебели в квартире, кроме аквариумов и клетки для попугая, почитай что, ничего и не было (об этом тоже см.выше), то пришлось ставить всё прямо на пол. Больше некуда просто было. (Ну, не к попугаю же!) Т.е. бутылки-то все были запечатанные! Но об этом зам.начальника, разумеется, не упомянул. А зачем? Все эти подробности? Кому они интересны? Запечатанные!.. не запечатанные!.. И вообще, причём здесь?.. Заставлен же?!

Вот так правда превращается в ложь. Легко и просто. Достаточно лишь слегка изменить угол освещения, правильно расставить акценты, одно подчеркнуть, а о другом умолчать − и картина заиграет нужными тебе красными. Белое, словно по волшебству, станет вдруг чёрным,.. зелёным, красным!.. да вообще любым, по твоему желанию! Вот что такое, кстати, СМИ. И что такое «факты». (Впрочем, чего я Вам-то это всё объясняю? Вы лучше меня наверняка знаете.)

Но ещё смешнее другое. Сам-то зам.начальника был на обыске… мертвецки пьяный!! Буквально еле на ногах стоял. Он хроник, как потом выяснилось. (Поэтому-то ему, наверное, и стало «противно». При виде спиртного. Замутило беднягу.) Но об этом он тоже, естественно, − ни полслова! В своих интервью. (А зачем, опять же? Не спрашивают же.) Я потом поинтересовался у налоговых полицейских, молодых ребят (уже в здании налоговой полиции, куда меня доставили): «А что это у вас за начальник-то?.. Такой?» − «Зато он человек хороший!»

Каковы обстоятельства Вашего первого пребывания в заключении? Ваши впечатления? Как к Вам относились заключённые и надзиратели?

Мавроди: Ну, вообще-то оно у меня не первое уже было. До этого я успел отсидеть 10 суток в КПЗ отделения милиции на Филёвской пойме и позже ещё 10 суток на Петровке. Так что − не первое. 10 суток, вроде бы, срок и небольшой, но это как первый сексуальный опыт. Знаешь всё же теперь, что это такое. Даже если и наскоряк всё было. Прелесть новизны отныне − утеряна. Безвозвратно. Увы!

Самым сильным впечатлением мой рождения, пожалуй, стал (у меня же 11 августа, если кто не знает… как раз, блин!.. угораздило). Когда вокруг Петровки собралась стотысячная толпа (перекрывали всё движение вокруг и все машины ментовские от Петровки эвакуировали − так им и надо! а нечего меня мучить), скандирующая: «Се-рё-жа!.. Се-рё-жа!..», так, что стены тюрьмы дрожали. В МК написали на следующий день: «Собралось несколько сот каких-то хулиганствующих то ли алкашей, то ли просто бомжей, явно нанятых на деньги МММ».

Заключённые и надзиратели как относились? Надзиратели хорошо, а заключённые… Э-хе-хе!.. Я же и тогда на спецблоке сидел. Камеры там маленькие, человек пять или шесть нас, кажется, всего в камере и было-то. Ну, я, как человек опытный, был, разумеется, начеку. «Знаем-знаем! − думаю. − Наверняка тут и стукачи есть! Мы воробьи стреляные. Нас на мякине не проведёшь!»

Ну, и потом, выйдя уже (а отсидел я тогда 70 суток − 10 на Петрах и 60 на спецблоке), я и говорю этак с понтом одному человеку опытному, из бывших, когда он осторожно поинтересовался, а с кем же я сидел? Да чего там, мол! Там же из этих пяти парочка наверняка подсадных была! Он посмотрел на меня так с сожалением, знаете, покряхтел и говорит: «Серёж! Какая парочка? Там все наверняка подсадные были». − «Как все?!» − «Да так. Практика обычная. Дело-то важное».

Действительно ли в тюрьме Вы продолжали управлять МММ по телефону?

Мавроди: Нет, конечно. Телефонов на спецблоке отродясь не бывало, а если бы и появился вдруг какой − ну, чисто случайно, сами понимаете − то пользоваться им… Тоже сами понимаете. Да и зачем? Ко мне ежедневно приходили адвокаты, несколько человек, и через них я передавал инструкции. Если что-то срочное, один выходил из изолятора и − звонил. Сообщал их. Кому следовало. Вот и всё. Проще простого.

Правда ли, что Вы лично консультировал тогдашнего руководителя Департамента ценных бумаг и финансового рынка Беллу Ильиничну Златкис, как создать ГКО?

Мавроди: Правда. Но это неинтересно. Про ГКО вообще − отдельная песня.

Скажу только, что я не знал, для чего это многоуважаемая Белла Ильинична зачастила вдруг к нам в офис и с чего это вдруг её так заинтересовали прямо все подробности работы системы. Самые мельчайшие и Минфин впрямую, казалось бы, и не касающиеся. Думал, по простоте душевной − разобраться хотят! Вникнуть! Вот поймут сейчас, что закон мы не нарушаем и − отстанут. Так что ГКО и всё дальнейшее, с ними связанное, не на моей совести. Не ведал, что творил.

А потом в августе меня приняли, а в октябре государство запустило ГКО… Главным автором которых и была, как известно.. Угадайте, кто? (Вот тут-то, блин, я и прозрел!! Да поздняк метаться.) Однако наши власти, при всех своих несомненных недостатках, обладают и одним неоспоримым достоинством: они безнадёжно глупы. (И слава богу! Иначе бы они нам тут такое устроили!! Небо бы с овчинку показалось!) Так что они даже и скопировать-то толком ничего не сумели. И в своём стремлении уйти во что бы то ни стало от МММ, избежать явной и бьющей прямо-таки всем в глаза узнаваемости, выплеснули с водой ребёнка. Впрочем, повторяю, про ГКО − это отдельная песня.

Самостоятельно ли Вам пришла идея избираться в Госдуму и самостоятельно ли вы её осуществили?

Мавроди: Да чего Вы всё про «самостоятельно», «не самостоятельно»? Ну, кто МНЕ может чего-то подсказывать? Естественно, самостоятельно.

Хотя, впрочем, многие потом примазывались. С понтом имиджмейкеры какие-то там. Или как они правильно называются? Ну, в общем, по выборам которые. «Я, мол, это! Подсказал. Да». Но это уже их проблемы. Пусть! Надо же и им жить. Как-то рекламировать себя.

P.S. Хочу уточнить. Чтоб людей не обидеть. Разумеется, мне помогали. Акционеры, в частности, очень поддерживали. И без их помощи всё было бы гораздо сложнее. Я говорю лишь, что решения только я всегда принимал. Единолично и самостоятельно. И никто другой. А люди, конечно, помогали. Спасибо им за это.

Вы стали первым депутатом Госдумы, которого она лишила полномочий за то, что Вы пренебрегали "своими обязанностями депутата и продолжал заниматься коммерческой деятельностью» и не присутствовали ни на одном её заседании. Каковы мотивы такого Вашего странного "законотворческого" поведения? На что Вы надеялись? Почему не могли эпизодически, для проформы посещать парламент?

Мавроди: Не первым, а единственным. Поскольку лишили меня не неприкосновенности, как того просила Ген.прокуратура, а вообще мандата! Случай, совершенно беспрецедентный и не имеющий аналогов. Возникает даже вопрос, насколько это вообще конституционно и не были ли при этом ущемлены права моих избирателей, тех 500 тыс. российских граждан, чьим представителем в Думе я являлся. Меня же, простите, не депутаты выбирали. Этак завтра «Единая Россия» всех их Думы повыгоняет простым голосованием и одна там останется. Это нормально будет?

На что я надеялся? На то, что депутаты порядочные люди, на что же ещё. Они же все, в первый же самый день, прибежали ко мне акции и билеты менять. Вся Дума, в полном составе! И на себя, и на всех своих братьев, сватьев!.. на всех! И какие там речи пламенные и пылкие произносились, какие клятвы звучали!.. О-о!.. Это надо было слышать. (Помните, как в «Белом солнце пустыни»? Жена Верещагина? «Ты чего обещал? Ты какие клятвы давал?») «Сергей Пантелеевич!.. Да мы!.. Да Вы!!..» И все потом дружно сдали. Не следовало, конечно, им всё сразу менять. Понемножечку надо было. Постепенно. Чтоб − на крючке. Но я вообще человек доверчивый. За что и страдаю. Постоянно. Учит меня жизнь, учит, да всё никак. Э-хе-хе!..

Вы избирались в Госдуму, чтобы избежать ареста?

Мавроди: Разумеется. Я никогда этого и не скрывал и открыто говорил во всех своих бесчисленных интервью. Что только − за неприкосновенностью. Больше мне от этого депутанТства ничего не надо.

17 декабря 1997 года Вас объявили сначала в общероссийский, а через год и в международный розыск. Разыскивали Интерполом по представлению российского МВД. Тем не менее более пяти лет Вы скрывались и до зимы 2003 года о Вас ничего не было известно. Не могли бы Вы подробнее рассказать об этом периоде своей жизни. Действительно ли Вы меняли съёмные квартиры? Жили в Скандинавии и Греции? Или жили в комплексе правительственных дач на Рублёвке?

Мавроди: Да бред всё! Про все эти скандинавии и греции. Говорю же, ни разу за границей не был. Жил я в доме напротив (из окна, вон, видно), что совершенно естественно. Во-первых, район прекрасно знаю, а во-вторых, искать никто не будет. А какой смысл в Грецию-то ехать? Все русские там на виду. В таможенном компьютере. Ну, проверь ты их всех − и вот он, я! Это что, непонятно? Точно так же и правительственные дачи. Замкнутый мирок. Все друг про друга знают всё… Короче, все эти детективные изыскания смышлёных журналистов!.. (Не про Вас говорю.) Смешно читать. Не приведи Господь угодить им хоть в какую-то передрягу. Сразу спалятся. Рванут сдуру в Африку, и представятся на таможне: «Здравствуйте, я негр!» Альбинос, типа. На чистом русском.

Действительно ли 8 лет Вам помогала скрываться от следствия собственная служба безопасности, «такого же уровня, как та, которая меня искала», то есть состоявшая из бывших сотрудников спецслужб, специалистов высокого класса?

Мавроди: Действительно. Бытует мнение, что меня-де никто не искал, а как только понадобился!.. В два счёта и нашли. Наши всесильные и всезнающие спецслужбы.

Это полная чушь. Искали меня очень активно. Ирония судьбы, между прочим. Когда приставы задержали меня на презентации моей книги «Искушение» и притащили к себе в логово, то их самый главный опер (не знаю уж, как он у них там правильно именуется) чуть ли ко мне на шею не кинулся, с распростёртыми объятиями: «Сергей Пантелеевич! Дорогой! Здравствуйте! Наконец-то встретились! Лицом к лицу! А ведь я был членом розыскной группы, которая Вас искала. Господи, как же мы Вас искали! У нас целый штаб был создан. И вся карта России с флажками. Каждое утро собирались и флажки передвигали». Ну, и т.д. Так что − искали.

На что Вы надеялись, ведя такой образ жизни?

Мавроди: На что и все. Что кривая вывезет. Но это шутка. А так − без комментариев. Не стоит озвучивать мои надежды. Пока.

Правда ли, что, находясь в бегах, в международном розыске по линии Интерпола, Вы создали в Интернете (прямо из московской квартиры на Фрунзенской набережной) ещё одну пирамиду, теперь уже всемирную — виртуальную фондовую биржу Stock Generation (SG), оформленную в виде азартной игры в одной из стран Карибского бассейна?

Действительно ли, что по официальным данным число пострадавших, менее чем за год Вашей деятельности — порядка 275 тыс. (В основном граждане США и Западной Европы.)? А по неофициальным данным — миллионы?

Мавроди: Тоже без комментариев. Хватит мне и одного дела. Замечу только, что формальным владельцем SG была восемнадцатилетняя сестра моей бывшей жены. Всё остальное домысливайте сами. Если есть желание.

Законов, между прочим, SG не нарушала. (Как и МММ.) Это так уж, к слову. У неё была игровая лицензия, так что действовала она совершенно легально. И какого дьявола туда влезла SEC (американская комиссия по ценным бумагам)?!.. Жалобы, видите ли, три гражданина США подали. При миллионах (даже десятках миллионов!) участников. По всему миру. Впрочем, повторяю, меня это всё не касается. (Хвала Аллаху!!!) Тьфу на них на всех! И на SEC, и на США, и на весь мир. Моя хата с краю.

31 января 2002 года Вас вновь арестовали в Москве, на съёмной квартире на Фрунзенской набережной, а при задержании обнаружили поддельный паспорт на имя гражданина Юрия Зайцева, уроженца Санкт-Петербурга. Это правда?

Мавроди: Конечно, правда. Дверь была бронированная, её вскрывали три часа (и так и не вскрыли, в итоге я сам открыл). А потом нашли паспорт. На имя гражданина Юрия Зайцева. Уроженца Санкт-Петербурга. Вообще-то я его съесть мог за это время. Вам не кажется?

Паспорт советский, устаревшего образца. Даже не иностранный. На фиг он мне был нужен, хрен знает. Я собирался, по версии следствия, кататься по России, выдавая себя за Зайцева? Зачем? Тем более, что меня полстраны в лицо знает. С тем же успехом я мог выдавать себя за папуаса.

Интересно, что в протоколе обыска указано просто: «Паспорт номер такой-то и пр. на имя гражданина Зайцева». Про мою фотографию там ни слова. Понятые − расписались. Показали им этот паспорт − вот же он! − они и расписались.

Ещё интереснее, что по протоколу обыска, опять же, паспорт был положен в присутствии понятых в один конверт с моим депутатским удостоверением (сохранил уж на память, хотя вообще-то сдавать положено − типа, если выгнали). Коий конверт и был, на глазах понятых, тщательнейшим образом опечатан. А при вскрытии этого конверта в здании МВД (у меня же дело СК при МВД РФ вёл), там уже один только паспорт оказался. С моей фотографией, само собой. Куда делось депутатское удостоверение (из запечатанного конверта) − бог весть. Забыли положить просто, я так подозреваю. Когда фотографию в паспорт вклеивали. Ну, бардачина же − она везде. Говорил выше.

На судью, впрочем, все эти глупости не произвели никакого ровным счётом впечатления. Ну, исчезло, и исчезло. Может, не заметили. Да и вообще, причём здесь депутатское удостоверение? Мы же о паспорте говорим?!

Да, и вот ещё что. У меня там сотка баксов, кажется, была. В квартире. Не помню точно, но, кажется, сотка. (Сто тысяч долларов. Наличными.) По протоколу же обыска денег не обнаружено ВООБЩЕ! Я уж говорю операм: «Ну, хоть бы копейку оставили! Для приличия. Как денег может не быть вообще? Жил же я на что-то?» Смеются.

Вот что такое наш, российский обыск. С понятыми и всеми прочими атрибутами… законности. Всё, что угодно, может появиться, и всё, что угодно, может исчезнуть. А чего там понятые? Дед с бабкой какие-то. Сидят себе смирно на диванчике и болтают о чём-то там своём. Пенсионерском. А опера по всем комнатам − шуруют. Вот и всё. И вся законность.

Правда ли, что Вам дали два года на ознакомление с 650 томами (по 250—270 страниц в каждом) Вашего уголовного дела, после чего начались заседания суда по основному делу?

Мавроди: Память подводит. Но, по-моему, меньше. Впрочем, и два года. По-вашему, это много? В году 250, кажется, рабочих дней. Вот и считайте. В день по полтора тома, да? Это нормально? Как можно такими темпами «знакомиться»? Листать, разве что. С пятого на десятое.

Вас обвинили по ст. 159, ч. 3 Уголовного Кодекса РФ «Мошенничество в крупных размерах и хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием». По мнению прокуратуры, ущерб, нанесённый МММ миллионам вкладчиков, оценивался в $110 млн. Однако и эксперты, и вкладчики придерживаются на этот счёт совершенно иного мнения. По мнению Объединения вкладчиков, он составляет порядка $70-80 млрд. Какие цифры на Ваш взгляд соответствую действительности?

Мавроди: Разумеется, прокуратура права. Она всегда права. К тому же суд признал. А действительность в правовом государстве − это решение суда. Никакой другой действительности нет и быть не может. Истины, кстати, тоже. Истина − это решение суда. Аминь.

Правда ли, что по делу проходило всего 10 тыс. потерпевших?

Мавроди: И это правда. На некотором этапе (когда поток заявлений грозил уже стать неуправляемым) СК при МВД РФ просто-напросто перестал принимать новые заявления, вот и всё. Так что, да. 10 тыс. Всего. (Хотя, что значит «всего»?! Мало, что ль? Тем более, что все обвинения надуманные и из пальца высосанные. Закон я не нарушал ни в одной букве. Как мне объяснил прокурор: «Вкладчики не понимали, что творили». Вот как хочешь это, так и разумей. Недееспособные, что ль? Все?)

Ну, а куда было бедному Следственному комитету деваться? Как можно 10 млн. человек, скажем, допросить? (А по закону положено. Все потерпевшие должны быть на суде допрошены.) Даже если по тысяче (!) человек в день, сколько там получается-то?.. 250 тыс. в год… Миллион − за четыре года… Сорок лет, что ль?.. Примерно?.. Так что − ограничили. (И правильно сделали! Не хватало мне ещё сорок лет судиться!)

Правда ли, что 28 апреля 2007 года Чертановский суд г. Москвы приговорил Вас к четырём годам и шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, но практически весь срок назначенного Вам наказания Вы уже отбыли в СИЗО «Матросская тишина» (на спецблоке, в ИЗ 99/1)?

Мавроди: Ну, это же общеизвестно. Чего спрашивать? Из карцера выходил, кстати сказать. Двенадцать, что ль, голодовок (из них одна сухая, без воды, восемь суток, летом, в жару) и бесчисленное число карцеров. Режим я соблюдать отказывался. Категорически! Руки за спиной держать и пр. Не нравился мне он. Да-с.

Правда ли, что в качестве дополнительной меры наказания суд установил взыскать с Вас штраф в размере 10 тыс. рублей в пользу государства? И правда ли, что позже Мосгорсудом штраф этот был отменён?

Мавроди: Тоже общеизвестно. Почему отменили, кстати, я так и не понял. (Почему назначили, впрочем, − тоже.)

Из материалов его уголовного дела следует, что Вы до сих пор являетесь владельцем, в частности, порядка 8 % акций Газпрома (около $25 млрд.), оформленных на сторонних частных лиц. Это так?

Мавроди: Разумеется. Раз в материалах уголовного дела есть. Какие тут сомнения могут быть?

Почему 22 мая 2008 года на презентации книги «Искушение» судебные приставы предъявили Вам исполнительные листы о взыскании с Вас денег в пользу обманутых вкладчиков (теперь уже − по гражданским искам)?

Мавроди: Да, вот это интересный вопрос. Почему приставы-то предъявили − понятно. Им-то что? Они просто исполнители. Есть решения суда − они и предъявляют. Взыскивают.

Но вот почему суды-то гражданские иски ко мне принимают?! Я что, акции и билеты как частное лицо выпускал? Нет, я их выпускал как президент МММ. И в качестве такового всё своё получил и всё своё отсидел. Так почему теперь ко мне иски-то гражданские принимают? Как к частному лицу? Ни к кому не принимают, а ко мне − принимают! (И удовлетворяют ещё автоматом! Всем подряд.) К директору банка разорившегося, к уборщице, там работавшей?.. Давайте и к ним принимайте, в чём проблема-то? Нет, к ним не принимают, только ко мне. Меня что, миллион раз наказывать можно? Любого, даже самого страшного насильника и убийцу − один раз, а меня − миллион? Я в этой стране вообще вне закона?

Впрочем, это всё с акциями Газпрома исключительно связано и с моим заявлением по выходу из тюрьмы, что я намереваюсь заняться выплатами. (Ехал бы лучше на Багамы со своими миллиардами, а он тут!..) Посмотрите мою пресс-конференцию, я там прямо предупреждаю, что так оно всё и будет. Что власти сделают всё, чтобы не допустить начала выплат. Никому это не надо. Представьте себе только на секунду, что я действительно начинаю выплаты? Сейчас, когда в стране полный абзац. Да я сразу же становлюсь политической фигурой общероссийского масштаба!.. Выборы, опять же, на носу… Ну? И чего тут непонятного? Поэтому − гражданские иски, приставы и пр. и пр. Соответственно, никакими акциями Газпрома я сейчас не имею права заниматься по закону. (А на какие средства? Если я обязан все свои средства сразу приставам отдавать. В счёт погашения гражданских исков. «А, так Вы утаили?!»)

Правда ли, что общая сумма исков «пока около 300 млн. рублей, но они всё продолжают поступать»? И правда ли, что наложен арест на весь вашей тираж книги? И правда ли, что позже у Вас была полностью изъята ваша личная библиотека (свыше 1,5 тыс. томов)?

Мавроди: Миллиард уже, по-моему. А то и больше. Да хоть сто! Всё равно у меня ничего нет. Квартира не приватизирована, так что… А больше с меня брать нечего. Гол как сокол.

А потому совет вкладчикам: «Не тратьте время и деньги на все эти глупости!» Впрочем, бесполезно.

Сужу по суду. Человек потратил на покупку акций сто долларов. «Сумма Ваших претензий?» − «Инфляция… процентная ставка… моральный ущерб… Десять миллионов! Долларов». − Прокурор уже вмешивается: «Это уголовный суд! Здесь не платят никаких процентов и моральных ущербов. Хоть я и не должна Вам это говорить, но мне Вас просто жалко. Я же вижу, что человек Вы малообеспеченный. Кончится ведь всё тем, что Вам вообще ничего не выплатят! А так хоть сто долларов получите». − Судья: «Вы всё поняли?» − «Да, Ваша честь». − «Так какова сумма Ваших претензий?» − «Десять миллионов долларов!»

Арест на тираж был действительно наложен. Потом, правда, после скандала в прессе, арест был снят. И библиотека была изъята. Потом они ещё заявляли: «Ну, мы ему оставили сотню томов. Чтоб было, что почитать». Враньё! Ничего не оставили. Всё вывезли. Подчистую. Оставили только тома уголовного дела. (Захватил из тюрьмы. Десяток томов. По закону − можно.) Вот, читаю на досуге. Больше − нечего.

Действительно ли Вы в тюрьме в качестве зарядки ежедневно выполняли упражнение для пресса, доставая подряд, без отдыха, по пять тысяч раз кончиками пальцев ног за головой?

Мавроди: Да я и сейчас выполняю. Каждое утро. По тысяче, правда, всего, по пять уж очень долго. Не верите? Можете мой блог посетить и посмотреть, в какой я физической форме. И какой у меня пресс. (Я там снялся на видео, голым по пояс.) А ведь я, напоминаю, с 1955 года.

Правда ли, что освободившись, Вы пришли домой, выпили бокал шампанского, и легли спать?

Мавроди: И заснул, аки младенец. Словно ничего этого и не было.

«Когда я осознал, что присел надолго (а первые три года я был уверен, что получу вечность), возник вопрос, как быть с женой". Как складывалась Ваша личная жизнь в неволе?

Мавроди: Какая личная жизнь в неволе?! О чём Вы? Ну, приходила жена на свиданки. Разговаривали с ней по телефону через стекло. Пока я на развод не подал. Чтобы жизнь человеку не заедать. Судьбу ему не ломать.

Какой образ жизни Вы сегодня ведёте?

Мавроди: Предельно монотонный и предсказуемый. Встал-лёг. Сегодня − как вчера. Ничего не читаю, не слушаю и не смотрю. И ни с кем не общаюсь. И самое главное − никаких событий! Терпеть их не могу! (Это они меня обожают.) Полностью меня этот режим устраивает. Век бы так жил.

Прокомментируйте, пожалуйста, Ваши высказывания::
- «Важен лишь масштаб деяний. Их абсолютная величина".
- «Деньги − всегда цель! Для всех. Все понты только колотят, что они-де для них − средство".

Мавроди: А чего их комментировать? Они сами за себя говорят. Какие-нибудь сомнения есть?

Действительно ли, когда Вас включили в первую сотню величайших авантюристов всех времён и народов, Вы на вопрос, как к этому относитесь, заметили: «Сотню? Существует только первое место!! И − все остальные».

Мавроди: Конечно. Только − первое! И − все остальные.

Правда ли:
- Что увлекшись самбо Вы очень быстро стали кандидатом в мастера спорта, не проиграв ни одной схватки, а при весе 60 кг были чемпионом Москвы в абсолютной весовой категории?
- Что Ваши увлечения: коллекционирование книг, насекомых - преимущественно бабочек и жуков? Вы финансировали специальные научные экспедиции в Папуа − Новую Гвинею?
- Что всю жизнь практически со школы Вы спите два раза в сутки, по четыре часа: с 6 до 10 утром и с 6 до 10 вечером? «Я соблюдал этот режим даже в тюрьме.
- Что за всю свою жизнь только однажды были в ресторане и что «не понравилось, и пришлось открыть свой"?

Мавроди: Не проиграл, финансировал, и сплю всю жизнь два раза в сутки. И что? А ресторан? Ну да, пришлось. Надо же где-то было «мероприятия» проводить? С высшим руководящим составом МММ. Так уж у нас в стране положено. Чего людей обижать.

И касательно самбо. Почему закончил. Заниматься. Раз всё так успешно шло. Проигрывать привыкаешь! Пусть и на тренировках. Познаёшь пределы собственных сил. А это − незачем. Герои не должны проигрывать!

Интервью c Сергеем МавродиИнтервью c Сергеем Мавроди

Мавроди: Финансовый Апокалипсис! Моя цель − финансовый Апокалипсис. Мировая финансовая система несправедлива, и она должна быть уничтожена.…


Интервью с Мавроди для деловой социальной сети ТаймсИнтервью с Мавроди для деловой социальной сети Таймс

Мавроди: Я не признаю команд. Команды хороши лишь решения обычных, средних задач. А по-настоящему великие дела делаются только в одиночку.


Интервью в чате по скайпуИнтервью в чате по скайпу

Мавроди: Я ни с кем не общаюсь. Давно уже, причём. Впрочем, ни малейшего дискомфорта от этого я не испытываю. Наоборот! Наиболее комфортно…


Интервью с Мавроди для редакции MoneyNewsИнтервью с Мавроди для редакции MoneyNews

Свобода выбора, никаких гарантий и предельная честность. Руководствуясь этими принципами Сергей Мавроди все-таки нажал пусковую кнопку…


Интервью c Сергеем Мавроди для TimesNet.ruИнтервью c Сергеем Мавроди для TimesNet.ru

Мавроди: Более 10 млн. уже. Гораздо, причём. Более. Прирост в месяц - до 50%. Но, впрочем, по мере дальнейшего роста системы он должен…


Интервью с Сергеем Мавроди для газеты Интервью с Сергеем Мавроди для газеты "Ведомости"

"Стратегии!.. методики!.." Вам самому-то не смешно? Покажите мне идиота, который будет читать сайт Минфина и посещать какие-то там…


Интервью c Сергеем Мавроди для журнала Интервью c Сергеем Мавроди для журнала "Большой"

«Травля»? очень точное слово. Человека, который ещё не совершил ведь никакого преступления и ни в одной букве не нарушил закон. Как…


Видео: интервью с Сергеем Мавроди

Поделиться в соцсетях

Комментарии (0)